Новости Уссурийска по темам


Культура  | Происшествия  | Спорт  

Другие новости


В мире  | Россия



В Приморском океанариуме серьезного пожара быть не может, и вот почему

17.04.18


После пожара в ТРЦ «Зимняя вишня» только и разговоров про обеспечение пожарной безопасности в местах массового скопления людей. «Приморский океанариум» не стал исключением. Как в действительности обстоят дела в морском музее, насколько учреждение площадью 37 тысяч квадратных метров безопасно для посетителей, какие нарушения нашла прокуратура, можно ли сварить уху в аквариумах, об этом и многом другом рассказал начальник отдела противопожарной профилактики филиала ННЦМБ ДВО РАН «Приморский океанариум» Вячеслав Бочкарев.


Напомним, «Приморский океанариум» открылся перед Восточным экономическим форумом в 2016 году. 3 сентября здесь побывал президент России Владимир Путин, а 6-го хлынул поток первых посетители. С этого момента учреждение пережило три внеплановые проверки. Первую в октябре 2016 года инициировала сама служба безопасности океанариума. На следующий год проверили исполнение законодательства в сфере комплексной безопасности и антитеррористической защищённости. Третья проверка прошла по следам кемеровской трагедии 4 апреля 2018 года.


Главный вывод по результатам всех проверок заключается в том, что такого крупного пожара, как в Кемерове, в «Приморском океанариуме» просто-напросто не может быть. И речь здесь не о том, что в водяных системах океанариума постоянно вращается около 30 тысяч тонн воды. Здание морского музея, возведенное в начале 2010-х годов, имеет первую степень огнестойкости. Оно разделено на пять пожарных отсеков, которые во время пожара отбиваются противопожарными шторами с целью минимизации последствий пожара. Также эти шторы не позволяют продуктам горения переходить из одного отсека в другой.

«В 2016 году к нам приходила Приморская межрайонная природоохранная прокуратура, вспоминает Вячеслав Бочкарев. — В 2017-м краевая прокуратура проверяла по антитеррору, наши вопросы там тоже отражались — эвакуация людей из здания, уровень обученности персонала. Все эти вопросы были включены, и плюс ко всему техническая укрепленность, то есть наличие и работоспособность автоматической пожарной сигнализации, дымоудаления, системы управления оповещения эвакуацией, систем пожаротушения. Все это проверялось. В результате появился паспорт антитеррористической защищенности объекта. У одних из немногих он у нас уже есть».

Появляются закономерные вопросы, какие замечания были у прокуратуры тогда, в 2016 году, какие из них устранены и что осталось. По словам начальника отдела противопожарной профилактики океанариума, радует, что по результатам последней проверки о закрытии речи не идет. «Это больше всего меня успокоило, то есть не зря мы трудились», — говорит Бочкарев.


Однако не все так гладко, как хотелось бы. Еще в 2016 году у прокуратуры появился вопросы по противопожарным шторам, которых всего в океанариуме 13. Из них в 2016 году работали семь, а сегодня 10. Мало того, что три не работают, так они еще и на балансе океанариума не состоят — застройщик так и не передал их.

«В 2016 году, до моего вступления в должность, а я работаю с 16 декабря 2016 года, была прокурорская проверка совместно с представителями МЧС и испытательной пожарной лабораторией. Инициирована она была самим океанариумом — имелся ряд серьезных замечаний, которые застройщику предстояло устранить», — рассказывает собеседник.


По результатам проверки работоспособности автоматической пожарной сигнализации и систем оповещения управления эвакуацией при пожаре, смонтированных в главном корпусе, в ноябре 2016 года океанариум получил два заключения.


«На момент проведения испытаний отдельные элементы автоматической установки пожарной сигнализации и системы оповещения управления эвакуацией при пожаре, смонтированной в «Приморском океанариуме», находятся в работоспособном состоянии», — зачитывает Бочкарев заключение. Кроме этой говорящей фразы, в 2016 году имелся ряд замечаний. Все они на данный момент устранены, но одно осталось — это те самые многострадальные противопожарные шторы.

«С этим у нас есть определенные проблемы, но эти проблемы, скажем, не проблемы, а вопросы двух хозяйствующих субъектов, то есть собственно океанариума и застройщика. Мы не можем добиться от застройщика передачи нам этих объектов в установленном законом порядке, а значит — мы не можем их эксплуатировать. Сейчас шторы обслуживает Ремонтно-строительное управление Управления делами Президента РФ», — разводит руками Вячеслав Бочкарев. В общем, фактически противопожарные шторы есть и 10 из них полностью работоспособны, а юридически они принадлежат застройщику.


Примечательно, что в очередной раз вопрос о передаче и работоспособности противопожарных штор был поднять в понедельник, 26 марта, за несколько часов до того, как стало известно о пожаре в ТРЦ «Зимняя вишня». «В 9 часов утра РСУ начало проверять противопожарные шторы, что они жизнеспособные. Да, мы убедились: они работают, а после обеда все узнали о пожаре», — рассказывает начальник отдела противопожарной профилактики. Также он отметил, что, хотя денег в бюджете организации не заложено, океанариум готов принять на баланс 10 работающих противопожарных штор. Средства на их обслуживание обещают найти. Однако вопрос о передаче по-прежнему висит в воздухе.


Кроме штор, в 2016 году много вопросов у прокуратуры вызвала система дымоудаления. Больше чем на половину заложенные проектом параметры не соответствовали нормам. Во время последней проверки, 4 апреля 2018 года, ситуация значительно улучшилась, но выводы, по словам Бочкарева, делать все равно рано. Сейчас в океанариуме систему дымоудаления приводят в полный порядок. Когда работы закончатся, не ясно — подрядчик обещает 30 апреля, однако из-за технических сложностей могут возникнуть трудности.


Также прокуратура предъявляла замечания режимного характера, то есть это те нарушения, на устранение которых денег не требуется, — коврик не прибит, дверь одна закрыта на ключ, табличка отвалилась. Несмотря на то, что все это, по сути, мелочи, разбираться сотрудники отдела противопожарной профилактики будут с каждым.

«Так, в кафе «Медузе» дошло до маразма. Стоит ручной пожарный извещатель, а наши доблестные арендаторы прямо перед ним поставили две мусорные корзины. Понятно, они на колесиках — пнул, и корзина уехала, но фактически получился ограниченный доступ», — рассказывает про замечания Вячеслав Бочкарев.

От таких режимных нарушений не застраховано ни одно заведение массового скопления людей, поэтому к проверкам, плановым, а тем более внеплановым, в «Приморском океанариуме» относятся положительно. Они, по мнению главного «пожарного», позволяют встряхнуться, посмотреть на ситуацию под другим углом и привести систему пожарной безопасности в соответствие с требованиями.


Так, дверь, на которую давно не обращали внимания, вызвала у прокуратуры множество вопросов. Еще был — дверь закрыта на ключ. Начали разбираться. Оказалось, что это не дверь вовсе, а технологический проем, необходимый при строительстве, а ныне не используемый. «Когда экспозицию начали красить, чтобы ничего не заляпать, просто поставили дверь. Вот и все. Остался вопрос, какой-то умник на ней повесил табличку «выход»? — удивляется Бочкарев. — У прокуратуры, естественно, возник вопрос. А, по сути, эта дверь не является выходом, потому и была закрыта». Прокуратура говорит: мы видим в ту сторону зеленый значок и в ту сторону зеленый значок, а посередине вот этот выход. «На ментальном уровне, можно сказать, он дезориентирует посетителей», — соглашается с выводами прокуратуры Вячеслав Бочкарев.


Что касается дверей, все они по определению открыты. «Помню, в Instagram раздували: в океанариуме выходы на «шнурки» закрыты, — вспоминает Бочкарев. — Нет, этого никогда не было. Ну как… Было, когда в 2016 году здание сдавалось и вводилось в эксплуатацию, и шнурки висели на подсобных дверях, блокировали выход. Но это все из-за плохо налаженного обслуживания сигнализаций, что охранной, что пожарной.


Когда я пришел, первым делом добился того, чтобы «шнурки» сняли. Двери эвакуационных выходов оснащены замками «антипаника», то есть свободно открываются только изнутри. Две створки и толчковая ручка. Эвакуационные двери из экспозиций и вообще из здания закрываются только на СКУД (Прим. — система контроля управления доступом). При сработке пожарной сигнализации СКУД автоматом разблокирует двери, и все выходы и переходы свободны. Между частями экспозиций есть двери, они не очень заметны, но они есть. И можно, минуя кусок коридора, пройти напрямую. Они тоже разблокируются. В общем, свобода передвижения полная. Главное — не теряться и не тушеваться, а для этого у нас есть специально обученные люди — отдел по работе с посетителями».

Учения персонала по требованию правил противопожарного режима проводится два раза в год — весной и осенью. Создается приказ, проводится совещание с начальниками отделов, те, в свою очередь, инструктируют своих сотрудников. Во время «Ч» играет пожарная тревога, то есть принудительно включается пожарная сигнализация, затем система оповещения управлением эвакуацией, и все — народ начинает выходить из здания. В среднем персоналу требуется 3,5 минуты.

4 января 2018 года в океанариуме сработала сигнализация, пока выясняли, что сработка - ложная, сотрудники успели эвакуировать всех посетителей. Получилось, конечно, не 3,5 минуты — все стройными рядами отправились в гардероб за верхней одеждой. Но это вопрос скорее ответственности и осознанности момента.

«В конце концов, выяснилось, что это ложная сработка, и, соответственно, люди вернулись обратно. Не хочется с посетителями таких экспериментов проводить в некомфортное для них время. Зима, на улице минус 20, приличный северный ветер — здесь он всегда дует, — рассказывает Бочкарев. — На материке бывает немножко спокойнее, а здесь он как в трубу, то северный, то южный».


Именно из-за погоды на данный момент учения проводятся только среди персонала «Приморского океанариума». Однако в планах в учебных целях эвакуировать и посетителей. «Выборочно тренировки с посетителями можно было бы провести, но сделать так, чтобы людей было не слишком много, — говорит начальник отдела противопожарной профилактики. — Тут вопрос опять же безопасности, мы их из здания-то выведем, а обратно зайти… Система электронных билетов пропускает один раз внутрь. Получается картина маслом: люди заплатили деньги, зашли, мы их вывели, а обратно система электронная их не запустит».

В случае возникновения настоящего пожара посетители будут намного расторопнее, поэтому времени потребуется значительно меньше. Как говорит Бочкарев, главное — не теряться. За свой персонал он спокоен. Каждый знает: при наступлении времени «Ч» вспомнили, где ближайший выход, всех в охапку и пошли.

Что же станет с рыбами и животными, которых в охапку не возьмешь и на улицу не выведешь… «По большому счету им ничего не будет, — убежден Вячеслав Бочкарев. — Сварить из них уху не получится, потому что большие объемы воды. Система жизнеобеспечения у нас находится в выделенных пожарных отсеках, и туда огню и дыму попасть сложно. Все системы жизнеобеспечения работают в автономном режиме по первой категории электроснабжения, то есть бесперебойно. Это не считая того, что у нас есть свои источники электропитания — дизельные электростанции. То есть электричество у нас не отключается никогда, а значит — рыбы получают свежую воду и в ней кислород постоянно».


Что касаемо животных, они находятся в «Приморском океанариуме» в отдельном пожарном отсеке — в дельфинарии. Дельфинарий при возникновении пожара сразу отсекается от основной части здания противопожарной шторой, которая на данный момент работает. Кроме системы дымоудаления, других мероприятий по защите животных пока нет.


«И я даже не знаю, есть ли они в природе. Наш аквастадион… Ну там настолько воды много, а гореть нечему — бетонные полы и пластиковые сидушки, которые, вообще, не понятно горючие или нет. Прокуратура начала нам задавать вопросы. Сейчас будем выяснять, насколько сидения опасны. В общем, животным по определению ничего не грозит», — убежден Бочкарев, акцентируя внимание на фразу «крупный пожар».


По мнению начальника отдела противопожарной профилактики, нужно обязательно разделять понятия крупный пожар и локальное возгорание. Загоревшийся компьютер в серверной — это не крупный пожар, а все остальное в силу специфики учреждения по большей части невозможно. В водяных системах океанариума вращается около 30 тысяч тонн воды, морской и пресной. Экспозиции сделаны по большей части из железобетона и вспененного бетона. «Гореть там просто нечему», — заключает Бочкарев.


Источник DEITA.RU





Поделиться через мобильный

WhatsApp Viber Telegram

Поделиться



Комментирование через сайт



Новое сообщение
Имя*:
E-mail (будет скрыто):
 
 
Введите код:  
* Поля обязательные к заполнению






Золотые предложения Уссурийска

































Контакты:

8 (4234) 31-52-10,
8-914-713-61-45  WhatsApp
zolotouss@yandex.ru
692519, Уссурийск, Тимирязева, 29

Информация для рекламодателей

Электронное периодическое издание "Золото Уссурийска".
Свидетельство о регистрации Эл № ФС77-44673 от 20 апреля 2011 г. выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор). Учредитель НУ РИА "Ас Медиа"
Главный редактор Остапюк Владимир Николаевич
Работает на: Amiro CMS