Главная  /  Список статей Дежурный по сайту


Как Россия смогла потратить на саммит АТЭС в 800 раз больше США?

 На что ушли $20 млрд, и что останется после саммита АТЭС во Владивостоке.

С 7 по 9 сентября во Владивостоке проходил cаммит АТЭС. На Дальнем Востоке собрались лидеры 21 страны, в том числе России, США, Австралии, Канады, Сингапура, Новой Зеландии, Вьетнама, Брунея и других стран.

На строительство инфраструктуры к этому мероприятию наша страна потратила рекордное количество государственных денег. В подготовку к саммиту АТЭС вложили более 670 млрд рублей (около $20 млрд), из которых более 200 млрд рублей — средства федерального бюджета. В прошлом году саммит АТЭС в Гонолулу обошелся штату Гавайи в $28 млн. Саммит АТЭС в Сингапуре в 2009 году — в $71,8 млн, саммит в Иокогаме (Япония) в 2010-м — в $277 млн. Проведение саммита АТЭС во Владивостоке можно считать репетицией грядущей Олимпиады в Сочи. В следующем году саммит АТЭС пройдет в Индонезии.



Мост на остров Русский

Самый большой в мире вантовый мост, длиной 1,8 км. Подрядчик строительства — «УСК Мост» (принадлежит бизнесменам Евгению Суру и Владимиру Коростылеву), которого своим указом лично назначил экс-президент Медведев. Почему именно его, чиновники не комментировали. По мосту нельзя погулять: над проливом бывают очень сильные ветра, пешехода может снести. Цена строительства — 32,5 млрд рублей.






Дальневосточный университет

Генерального подрядчика по застройке острова Русский Араса Агаларова (61-е место в «Золотой сотне» Forbes) выбрал первый вице-премьер Игорь Шувалов. Он возмущался тем, что подрядчики просят слишком много денег, и Агаларов пообещал построить Дальневосточный университет почти втрое дешевле. В итоге Агаларов получил подряд на строительство университета стоимостью 53 млрд рублей. Всего его компания «Крокус Групп» построила 93 объекта, среди них конференц-центр, магистральный водовод, медцентр, пожарное депо, корпуса Дальневосточного федерального университета, где во время саммита жили делегации. Стоимость проживания в кампусе университета составила 8400 рублей за один номер за сутки.






Мост через бухту Золотой Рог

В конце 2011 года строящийся мост чуть не сгорел. А летом 2012 года после торжественной церемонии открытия закрылся на ремонт. Как выяснилось, на мосту забыли нарисовать разметку, не повесили информационные знаки. Одновременно стало известно о проблемах с освещением, а также качеством пешеходных дорожек и асфальта. Подрядчик строительства — Тихоокеанская мостостроительная компания.




Другая сторона саммита

Остров Русский разделен пополам густым лесом. Вся инфраструктура строилась на западной части острова, откуда жителей переселили. На другой стороне острова живут люди, которые до большой земли могут доплыть только на пароме.


Российские бизнесмены в Азии

Самые большие делегации приехали из России (более 190 компаний), Китая (более 170 компаний), США (более 60 компаний).


Миллионник

К строительству объектов саммита были привлечены 10 -15 тысяч работников, в основном из Китая, Турции, Средней Азии. Мэр Владивостока Игорь Пушкарев заявил, что после того как в городе появилась инфраструктура, город может стать миллионником (сейчас там живут 622 тысячи человек, это примерно треть всех жителей Приморского края).




С приличными гостиницами беда

Президент Владимир Путин, прибывший на остров Русский для участия в саммите АТЭС, проживал в четырехкомнатной «профессорской» квартире с видом на океан. В таких комфортабельных апартаментах остановились и главы делегаций других стран. Но в целом ситуация с гостиницами во Владивостоке просто катастрофическая, если не сказать - позорная…

Несмотря на космические цены, гостиницы Владивостока были забиты битком. По международным меркам, большинство отелей столицы саммита АТЭС с трудом можно отнести к третьеразрядным, сервис хромает на обе ноги, потенциальный инвестор веселится от души под сломанным душем. Гордые надписи «Hotel», пришпандоренные на фасадах к международному форуму, не улучшили скудный номерной фонд - только пять гостиниц Приморья входят в Российскую гостиничную ассоциацию. Во Владивостоке по классификации гостиниц сертификацию не прошла ни одна. Поэтому специально для размещения гостей саммита к морскому причалу прибыл один из мировых суперлайнеров «Легенда морей» - в каютах океанского гиганта разместилось более двух тысяч человек.

Пятизвездочные отели Hyatt, на которые делалась ставка при приеме гостей класса VIP, так и не открылись. Их клятвенно обещали сдать к сентябрю, потом заговорили о «частичном использовании» номерного фонда без остальных сервисных услуг, но в итоге все закончилось пшиком.

Как можно при многомиллиардных вливаниях не осилить строительство гостиниц - загадка для Счетной палаты и прокуратуры. Как пояснил руководитель ФКУ «Дальневосточная дирекция Минрегиона» Олег Букалов, ответственность за проволочку должно нести руководство компании «Наш дом - Приморье».

Оказалось, деньги на строительство гостиниц во Владивостоке к саммиту АТЭС выделяли «на глазок». Подрядчик ОАО «Наш дом - Приморье» заключил сделки на сумму более 4 млрд рублей, а госзаказчик в лице департамента имущественных отношений Приморья об этом не догадывался. В итоге «эффективные менеджеры» не смогли «обеспечить достаточное число рабочих и бесперебойную поставку необходимых материалов», и столица саммита АТЭС с позором осталась без гостиниц. Даже по скромным подсчетам Счетной палаты РФ, проверявшей эффективность использования госсредств на строительство объектов к форуму, на вольных приморских просторах растворилось почти 2 млрд рублей.

В перечне незавершенки не только две гостиницы Hyatt на Корабельной набережной и на мысе Бурном. По словам Олега Букалова, среди «отложенных» проектов Уссурийская ТЭЦ, где «в настоящее время только начались работы по проектированию», а также торгово-развлекательный комплекс для студентов на Русском. Не доделан театр оперы и балета на мысе Чуркина, зависло сооружение спортивно-концертного центра «Фетисов-холл». Не построен инженерный центр Дальневосточного центра судостроения и судоремонта на Русском, который по первоначальным планам должен был быть готов в 2012 году. Только в третьем квартале обещают довести до ума дорогу через поселок Новый - часть трассы-дублера от аэропорта до города. Нерешенной проблемой стремительно цивилизуемого Русского остается питьевая вода - на водовод с материка, как говорят, не хватило денег. А построенные во Владивостоке очистные сооружения не могут заработать в полную силу, так как не проложены соответствующие коммуникации.

Новый терминал аэропорта Владивостока также вошел в список объектов, строительство которых почему-то обошлось на порядки дороже, чем планировалось. Как сообщала пресс-служба ОАО «Международный аэропорт Владивосток», стоимость строительства нового международного терминала составила около 7 млрд рублей, хотя изначально главный инвестор ОАО «МАШ» (который владеет 74,99 % акций ЗАО «Терминал «Владивосток») оговаривал около 3 млрд рублей. Да и сама сдача объекта вызвала смех в социальных сетях: в новом аэропорту едва ли не в день открытия стремительно потекли кондиционеры, и по всем залам пришлось расставлять тазики и ведра - как будто сосед сверху залил. Особенно умилил публику график уборки клозетов, приклеенный к стене скотчем.

Еще о курьезах на саммите АТЭС. Один из китайских журналистов возмутился тем, что брифинг генсека АТЭС Эдуардо Педросы по итогам одного из мероприятий проходил только на английском языке. Речь никто не удосужился перевести на русский, притом что дело происходило на острове Русском, мост к которому тоже официально назвали Русским. Похоже, кроме соседей-китайцев, настоящих русских патриотов в регионе уже не осталось.

В сетях активно обсуждалось и отношение к СМИ. Представитель владивостокского радио «Лемма» Александра Заскалето процитировала в Фейсбуке ответ девушки из пресс-центра АТЭС: «Я считаю что радиостанция лемма перебьется и без пуловой карты аня» (орфография и пунктуация оригинала сохранены)». Ради этого стоило отстроить и оснастить по последнему слову техники Международный пресс-центр! Подобные тысячу лет знакомые формулировки возвращают нас, готовых уже было увлечься ньювасюкинскими перспективами Владивостока, на землю. Ведь на каждый глобальный проект - от дарькинского «семимиллионного Владивостока» до ныне озвученного туманно-загадочного «административного офшора» Миклушевского - обязательно найдется своя Аня…



Форма от кутюр

Форму для волонтеров и персонала разрабатывал модельер Валентин Юдашкин. В конце августа сервисная команда, обслуживавшая саммит, в экстренном порядке ее перешивала. Волонтеры жаловались на то, что форма шилась второпях из дешевого синтетического габардина, натуральные ткани не использовались даже в форме для поваров. Большая часть изделий была сшита с нарушениями — это несоответствие размеров размерным признакам, зачастую даже внутри одного размера. Форма была исполнена в морском стиле. У поваров — белые поварские куртки, у горничных — синие платья с белой отделкой, белые фартуки. Для администраторов и швейцаров шились синие жилеты и пиджаки с золотыми пуговицами в духе парадной морской формы. Одежда для волонтеров спонсировалась из бюджета — на нее потрачено 2,2 млн рублей.




Еще один конфуз – большой или не очень?

Улицы города «украсили» новые дорожные указатели на очень смешном «английском» языке.


Применительно к колдобинам «Борисенко-стрит»  англоязычное название улицы само по себе звучит смешно, а тут еще и кучу ошибок умудрились наделать. Причем очевидных даже для тех, кто с английским знаком на уровне средней школы.

Эксперты в области международных коммуникаций искренне поражались, насколько некорректно были переведены многие названия. А в некоторых указателях при написании английских слов были допущены элементарные орфографические ошибки. Скажем, табличка “Pyat'desyat let VLKSM Str.” приводило иностранцев в ступор. В названии “urban centr” не хватало буквы “е”. И в основном центр города обозначался как “Downtown”.

«Военное шоссе» в переводе “Voyennoye highway” (фото) американцы вообще не поняли, спрашивали, что это — военное скоростное шоссе? Слово «военное» написали неправильно, также не надо было изобретать велосипед и оставить цифру 50 в названии улицы “Pyat'desyat let VLKSM Str.” цифрой — они понятны на всех языках. (есть фото и к этому названию)И улица в сокращенном варианте обозначается как “St.”, а не “Str.”, — высказала свое мнение бывшая жительница Владивостока Ирина Хенкль, которая сейчас проживает в американском штате Пенсильвания.

— Мне кажется, перед тем как создавать знаки, нужно было проконсультироваться со специалистом, который говорит и на русском, и на английском, — солидарен с ней один из преподавателей Oxford English Academy, который не захотел афишировать имя из соображений политкорректности. — Табличка “Pyat'desyat let VLKSM Str.” — это сплошная каша и бред. Когда я увидел слово “сentr”, я понял, что люди, которые пытались перевести его на английский, знают его так же, как я знаю физику. А я ее совсем не знаю. Правильно было бы написать: “City Centre/Downtown”. А табличка “Korabelnaya naberezhnaya” вызовет у иностранца только один вопрос: «Что это означает?»

Ситуация всколыхнула общественность — действительно, позорище. А именно по таким «мелочам» важные и не очень гости будут судить об общем уровне горожан, да и всей страны. Указатели во Владивостоке сильно напоминали надписи на ломаном русском в приграничном китайском Суйфэньхэ. Но ведь там близкая и почти родная торговая Сунька, а тут - тихоокеанская столица России…





Кто крайний?

На пресс-конференции по подготовке к саммиту мэр города Игорь Пушкарев гордо заявлял о новых указателях, которые «будут написаны на русском с английской расшифровкой».

— Приняли решение: раз принято дублировать в Москве, Петербурге, Киеве, тоже будем так делать. Предполагаем, что будут вопросы. Но мы думали об этом достаточно долго, — уверил градоначальник.

Как только запахло скандалом, мэрия открестилась от своей сопричастности к лингвистическим изыскам. Заместитель градоначальника Роман Карманов как всегда перевел стрелки на «плохих» подрядчиков:

— Указатели изготовлены по заказу МВД. Город только согласует места и на содержание и вид указателей влиять не может, как и на прочие дорожные знаки. По поводу этих вот чудо-указателей. Город может только выразить свое отношение к тем, кто с помощью онлайн-переводчика это сотворил.

В УМВД по Приморскому краю заявили, что не имеют отношения к изготовлению дорожных указателей.

— Управление ГИБДД по Владивостоку занималось лишь согласованием мест установки знаков по схемам, предоставленным ООО СК «Регион» и администрацией Владивостока, — уточнили в пресс-службе УМВД России по Приморскому краю.

В итоге выяснилось, что заказчиком указателей выступила дирекция федеральной целевой программы «Повышение безопасности дорожного движения в 2006–2012 годах» через московскую строительную компанию «Регион». По согласованию опять же с мэрией города. А изготовлением табличек занималась производственно-строительная компания «Прим-Знак», которая написала названия… в соответствии с ГОСТом. — Названия на указателях написаны на английском языке в соответствии с ГОСТом Р 52290-2004, — прокомментировала сотрудница компании «Прим-Знак».

Губернатор Приморья Владимир Миклушевский выдал городским властям поручение — ошибки на дорожных указателях на английском языке во Владивостоке должны быть исправлены за счет подрядчиков в ближайшее время.

— Ошибок на информационных щитах во Владивостоке, куда прибудут тысячи иностранных гостей, быть не должно. Конечно же, некорректные надписи на английском языке должны быть изменены с учетом мнения лингвистов. Исправлять дорожные указатели должны те, кто их изготавливал, причем в кратчайшие сроки, — заявил губернатор Приморья.

Но переделывать никто ничего не собирался. Заместитель генерального директора ФГУ «Дирекция программы ПБДД» Николай Чуклинов, ссылаясь на ГОСТ при изготовлении табличек, изъявил желание общаться с представителями СМИ только по запросу.

— Я не знаю, какие иностранцы комментировали дорожные указатели на английском языке во Владивостоке. У нас в стране много специалистов, ваших я не знаю. Таблички изготовили в соответствии с ГОСТом. И, разумеется, их установка была согласована с городом, — высказал свое мнение Николай Чуклинов.

— Мы не имеем права отступать от государственного стандарта, — добавил представитель ООО СК «Регион» Александр Смирнов. — В противном случае у ГИБДД просто не будет оснований на согласование указателей.

О как!.. К слову, и про порушенную трассу Седанка — Патрокл сначала утверждали, что там все по ГОСТу. Воистину имя им — габион! Общеизвестно, что имена собственные переводят на русский язык, используя определенные правила. То есть если слово «шоссе» присутствует в названии улицы, а не обозначает скоростную трассу, то и переводить его как «хайвей» не надо. Нигде в ГОСТе Р 52290-2004 не указано, что перевод обязательно должен быть сделан с орфографическими ошибками. И уж точно никакие ГОСТы не предусматривают, что Владивосток и с ним вся Россия должны опозориться на саммите АТЭС. Хотя с этим, наверное, можно и поспорить…

Так или иначе, ситуация зашла в “tupik” — от слова «тупить».




Вчера, сегодня, завтра

Изначально, когда местом проведения саммита АТЭС избирался Владивосток, предполагалось, что именно там будет создана лучшая площадка для обсуждения глобальных экономических проблем с участием лидеров бурно растущего Азиатско-Тихоокеанского региона. А остров Русский в российском Приморье станет символом новых подходов к обузданию мировых кризисных явлений.

Однако уже на стадии обсуждений экспертов стало ясно, что, скорее всего, саммит АТЭС ждёт та же судьба, что и встречи G-8, G-20, а также бесконечные посиделки на разных уровнях в формате Европейского союза. Все эти весьма уважаемые форумы оказались бессильны перед лицом кризисных событий.

Но никто не был готов признать тупик. Поэтому лидеры экономик стран Азиатско-Тихоокеанского региона всё-таки собрались на острове Русский. Разумеется, слетелось туда и множество журналистов, представлявших именитые средства массовой информации.

Вскоре выяснилось, что этим мастерам пера и асам телекамер практически нечего сообщить миру. Поставщики новостей повторяли почти то же, что уже было не раз проговорено на других крупных международных форумах.

Вот тут-то очень кстати и пришлась местная раскалённая блогосфера, переполненная гневными филиппиками оппозиционеров. Они настойчиво повторяли цифру 22 миллиарда долларов, которые якобы были израсходованы в период подготовки саммита АТЭС.

Утверждалось, что этот показатель в 4,5 раза превысил первоначальную смету — таков масштаб российской коррупции. Ссылались блогеры на заявления крупных чиновников, от которых опровержений поначалу не поступало.

Разогретое гигантскими цифрами сознание потребителей информации непрерывно подпитывалось фактами менее масштабными, но отнюдь не менее эффектными. Вспомнили, что в преддверии саммита вдруг обрушилась часть супернового моста — гордости устроителей мероприятия. Что дороги построены из рук вон скверно, и их надо перекладывать. Что в гигантских корпусах новенького кампуса с перебоями работают лифты, крыши текут, водоснабжение неудовлетворительное, витринные стёкла заляпаны строительным раствором, да и в помещениях отнюдь не везде успели убрать следы деятельности монтажников.

Дальше — больше. Сообщалось, что высокопоставленные персоны предпочли жить на комфортабельном лайнере, ставшем на якорь вне российских территориальных вод под охраной боевых кораблей. И так далее…

Критический накал оказался таков, что даже высшие российские государственные деятели вынуждены были признать (разумеется, частично) упомянутые огрехи. Правда, категорически отрицалась цифра расходов — 22 миллиарда долларов, или около 700 миллиардов рублей. Дескать, значительная часть средств, которые якобы были израсходованы на проведение саммита, на самом деле ушла на строительство корпусов крупнейшего университета (которые временно использовались для нужд АТЭС), а также на создание новой инфраструктуры регионального и даже межрегионального масштаба.

Когда кое-кто из блогеров напомнил о голодающих на Северном Урале рабочих, о нехватке детских садов, о разрушающихся мостах в сельской глубинке и прочих прозаических вещах общероссийского звучания, особого интереса у сильных мира сего эти эскапады не вызвали. Было подчёркнуто, что во Владивостоке решается гигантская задача преобразования гигантского края, расцвет острова Русский станет символом огромной работы, которая отнюдь не закончена.

Вежливые китайские товарищи отметили, что на них произвело большое впечатление строительство на Русском, в котором они видят отражение огромных возможностей всей России. Однако были и другие суждения. Разноплемённые журналисты, например, принялись рассуждать о судьбах будущего университета, который разместится в новеньких корпусах. И вспомнили древнюю индийскую притчу о магарадже, решившем наказать неугодного сановника. Он не казнил провинившегося, даже не заточил его в темницу, напротив, вроде бы облагодетельствовал — подарил ему слона. Счастливый обладатель монаршего дара затрепетал. Слона нельзя было убить, нельзя было продать — как же, ведь это символ благодеяния властелина! Гигантское животное нужно было содержать в холе и неге, иначе могущественный даритель мог обидеться, что чревато опасностью. А прокорм слона и уход за ним стоили так дорого, что новый собственник гиганта должен был неминуемо разориться и погрузиться в бездну нищеты.

Будущая история университета на острове Русский вполне укладывается, по мнению блогеров, в рамки древней притчи. Содержание гигантского учебного заведения с его дорогущей инфраструктурой совершенно непосильно ни для региональной казны, ни для скромных возможностей той части федерального бюджета, которая направляется на нужды образования. Следовательно, роскошные (хотя и построенные наспех) корпуса начнут постепенно разрушаться. А потом, скорее всего, будут приватизированы, иначе говоря, проданы толстосумам. А те найдут им совсем иное применение. А то и вовсе снесут, дабы построить на обихоженной территории нечто более доходное.

Возможно, это всего лишь необоснованные предположения, которые возникают у некоторых блогеров под завораживающим впечатлением гигантских государственных трат на обновлённый остров Русский. Но, возможно, и реальность недалёкого будущего.




Символ

Есть у этой ситуации и ещё один аспект. Остаётся без удовлетворительного ответа вопрос: зачем эти в высшей мере капиталоёмкие работы вообще затеяли? Разве нельзя было провести саммит АТЭС в Москве или в сибирской Тюмени, например, где средств потребовалось бы многократно меньше? Вариантов ответа множество. Один из них сводится к следующему: во Владивостоке готовилась российско-американская встреча, для которой нужно было создать соответствующий антураж. Причём речь, якобы, шла не об обычном контакте двух президентов, но о некоем событии, долженствовавшем обозначить исторический поворот мировых процессов. В связи с этим чаще всего вспоминают встречу Горбачёв — Рейган на военном корабле у берегов Мальты.

Окружающая обстановка должна была соответствовать масштабу деяния: наново построенный комплекс современнейших зданий на некогда забытом богом острове, присутствие лидеров самых динамичных экономик мира, торжество созидания.

Создание роскошной атмосферы вокруг важных переговоров — для дипломатии задача не новая. Помню, когда в Москве была эпохальная встреча Брежнев — Никсон, произошёл любопытный эпизод. Перед торжественным банкетом в Кремле американский президент собрал сопровождавших его журналистов, передал им текст своей будущей речи и порекомендовал заслать его в редакции, а самим не отвлекаться от русского стола: дескать, никогда больше им не удастся съесть ничего подобного тому, что будет на обеде у Брежнева. А потому ешьте, ешьте, ешьте, посоветовал босс.

Стол действительно был поразительный. Не помню всё казавшееся бесконечным меню, но два блюда врезались в память — стерлядь в шампанском и медвежий окорок в красном рейнском. Коллеги пребывали в восторге и умилении, что отразилось и на их последующих комментариях: они всё московское хвалили взахлёб. Хотя до обеда настроения бытовали разные. У Никсона ведь было сложное прошлое. Он служил секретарём Комиссии по расследованию антиамериканской деятельности у «неистового гонителя красных» сенатора Голдуотера. И вот тот же самый Ричард Никсон приезжает в Москву договариваться с главным коммунистом о мире и сотрудничестве, о разрядке и единстве Европы. Политическим бытописателям было о чём посудачить.

Думается, эффект удивительных кремлёвских роскошеств сыграл свою роль в тональности будущей пропагандистской кампании. И создал немаловажный прецедент на будущее — партнёр по предстоящим переговорам должен заранее получить заряд впечатляющих положительных эмоций.

Во Владивостоке такого не получилось. Гости рассудили, что, конечно, страна Россия изобильна и маняща. Конечно, перспективы её могут быть весьма позитивны. Но пока она демонстрирует полную неспособность своего руководства осуществлять большие проекты: будь то преобразование богатейшего региона или хотя бы строительство многоэтажного университетского кампуса на заброшенном островке.

Наверное, упрощение было бы ошибкой: и царский обед у Брежнева, и ситуация на острове Русский сами по себе не могут ничего изменить в мире. Но они могут стать символами или большого успеха, или глухого тупика.

Анализируя ситуацию в России после саммита АТЭС, эксперты сейчас с некоторым сомнением посматривают на макеты спортивных сооружений будущей Олимпиады в Сочи. Те же огромные деньги и та же неуверенность в будущем. Даже если Олимпиада пройдёт удачно, что станет потом со сказочным кавказским уголком — единственным крошечным субтропическим районом огромной северной страны? Олимпийское строительство нанесёт ему ущерб такого масштаба, который крайне трудно будет компенсировать в будущем, утверждают «зелёные». Да и откуда средства на возрождение разрушенного? Учитывая многовековой опыт кавказских войн, вряд ли можно ожидать большого притока состоятельных туристов-физкультурников из-за рубежа — экстрим, конечно, увлекателен, но не для большинства отдыхающих. А решить проблему мирного преобразования Кавказа нынешняя российская власть, скорее всего, не сможет: эпопея на острове Русский наглядно демонстрирует её политические и организационно-хозяйственные возможности.




Глазами очевидца

Саммит за двадцать миллиардов

Когда я улетал с саммита АТЭС во Владивостоке, я имел очень, очень хорошее представление о том, как будет выглядеть Олимпиада в Сочи.

Я написал сегодня утром своему японскому коллеге, бесшабашному парню Хьюну, с которым мы провели полторы недели во Владивостоке на саммите АТЭС: "Ты знаешь, вроде бы часть дороги на тот самый остров Русский, который нам снится в страшных снах, обвалилась". Хьюн тут же ответил: "Судя по тому, что я видел, ничего удивительного, и вообще надо отдать должное строителям дороги, что она не обвалилась хотя бы во время саммита".

На днях мы сидели в Стрелке с одним замминистра, и я пытался риторически спрашивать его, как же можно было украсть столько денег. То есть понятно, что деньги крали - но на саммите АТЭС эти 20 миллиардов долларов были разворованы в каком-то фантастическом стиле. 

Я никогда не был до этого во Владивостоке - я много о нем читал, в том числе и то, что 20 миллиардов долларов, потраченные на саммит АТЭС, преобразят город до неузнаваемости. Например, там впервые построят систему канализации. 

Когда мы прилетели во Владивосток, то у нас волосы встали дыбом уже через первые пару часов. Выражаясь не очень литературным, но правдивым, языком, мы ох…ели. Двадцать миллиардов долларов вкачивали во Владивосток на протяжении пяти лет - и пять лет там шла подготовка к саммиту АТЭС, и вроде бы шла стройка. Когда мы приехали, то оказалось, что ничего не готово.

Более-менее приличную сделали главную трассу на остров Русский и дома вдоль нее. Плитка заканчивалась в трех метрах в сторону и начинались просто невероятные г…на. Мы ходили по проселочным дорогам в центре города и смотрели на полуразваленный город - на центральной площади стояла стеклянная будка электронного правительства, а в нескольких кварталах от нее были неремонтированные дома с облупившейся штукатуркой. Через каждые сто пятьдесят метров стояло по полицейскому, и эти полицейские были в резиновых сапогах. 

Во Владивостоке к саммиту АТЭС построили три моста, но забыли с этих мостов сделать съезды во все стороны. Там построили новые дороги с разделительным газоном, но забыли на этих дорогах через газон сделать развороты. Чтобы повернуть с моста налево, надо повернуть сначала направо, проехать через мост, развернуться через километр, потом опять проехать через мост и дальше поехать налево - просто забыли построить съезды.

Остров Русский с ведущим к нему мостом в никуда - это нагромождение зданий in the middle of nowhere, которое потом станет кампусом университета, в котором зачем-то будет четыре громадных конференц-зала с потолками высотой в четыре этажа. Когда мы приехали на саммит, там было еще ничего не готово - окна мылись только с фасадов, а с других сторон они все были еще в краске. Азиатские делегаты, с которых запросили по 8400 рублей в сутки за комнату в общежитии, жаловались на запах краски - их комнаты красили за пару часов до заселения.

Пресс-центр оказался высотой в 11 этажей, где ни один из лифтов не шел через эти этажи насквозь - в пресс-центре построили целый лабиринт эскалаторов и лифтов: сначала по эскалатору с первого на второй, потом по другому со второго на третий, потом ступеньками с третьего на четвертый, потом через весь четвертый к эскалатору на пятый, а там уже можно сесть в лифт, идущий с пятого на одиннадцатый - только в лифте кнопки с первого по седьмой, так что рядом с кнопками были приклеены скотчем бумажки (рядом с кнопкой "1" бумажка "7", рядом с кнопкой "6" бумажка "10"). Был еще один лифт, шедший только между четвертым и пятым этажами. Два из одиннадцати этажей назывались первым. Когда основная масса людей схлынула к девяти вечера, появлялись узбекские рабочие и начинали красить стены в оранжевый цвет.

Попасть туда можно было последовательностью из разных автобусов-шаттлов, ни один из которых не шел насквозь - их расписания не были состыкованы и в час пик они начинали почему-то ходить раз в час. Кроме того, каждый день им оптимизировали маршрут, так что каждый день они ходили по новому маршруту, иногда заезжая на одну и ту же остановку дважды. Организаторы давали целую брошюру с расписаниями шаттлов (а ни на такси, ни на своей машине на остров Русский было попасть нельзя) - но водителям шаттлов, как оказалось, этого расписания никто не показывал и они водили автобусы как хотели. 

В новопостроенных зданиях саммита то прорывало канализацию (и тогда бригада рабочих начинала распылять по этажу освежитель воздуха), то дважды за день ломался эскалатор и его чинили, долбя по металлу. "Ну что вы хотите, это же только что построено", оправдывался один из главных организаторов. После того, как несколько десятков делегатов отравилось едой на саммите (один из волонтеров даже оказался в больнице), в буфете появился главный инфекционист города, еда стала совсем простой, а волонтеров вообще оттуда прогнали. "Волонтеры не приспособлены к такой изысканной пище", сказал еще один из главных организаторов. Впрочем, пока еще в меню были морские гребешки, волонтерам было запрещено брать в буфете морепродукты и что-то из сладкого стола - запрет был неофициальным, тихо рассказывали волонтеры, но мало кто решался ослушаться. Им всем, в конце концов, после саммита обещали круиз в Японию. После саммита, впрочем, оказалось, что на 500 волонтеров в круиз есть только 70 мест.

К саммиту должно было быть много чего еще построено - но не было. Оперный театр должен был открыться 1 сентября, но стоит только полудостроенный монстр, а на заборе вокруг него - фотографии того, как будет выглядеть зрительный зал. Еще одно не построенное здание задрапировали громадным, высотой этажей в десять, рекламным баннером АТЭС - он был самым большим баннером саммита во Владивостоке, заодно удобно скрывавшим недострой. Только там неправильно написали даты саммита, и одним утром мы увидели, как на баннер поверх неправильных дат, которые мы видели только вчера, наклеили белую заплатку с правильными.

В кампусе на острове Русский, тоже не совсем достроенном, полном бытовок узбекских рабочих, аврал к саммиту понимали по-своему. Там перед саммитом покрасили траву. Я вообще не думал, что когда-нибудь увижу это вживую - покрашенную траву. Но я увидел - причем покрашена она была зеленой краской не в тон. Покрашена была трава, пролысины и люки - все вместе, чтобы было красиво. Когда саммит АТЭС закончился и делегаты уехали, вечером того же дня на всем острове Русский отключили свет. Шоу закончилось.

Олимпида в Сочи, я прочитал на этой неделе, будет стоить 40 миллиардов долларов.



По материалам «Правда», «Новая газета», РИА «ПримаМедиа»



Поделиться



Новое сообщение
Имя*:
E-mail (будет скрыто):
 
 
Введите код:  
* Поля обязательные к заполнению
Золотые предложения Уссурийска











































Контакты:

8 (4234) 31-52-10, 8-914-713-61-45
zolotouss@yandex.ru
692519, Уссурийск, Тимирязева, 29

Информация для рекламодателей

Электронное периодическое издание "Золото Уссурийска".
Свидетельство о регистрации Эл № ФС77-44673 от 20 апреля 2011 г.Учредитель НУ РИА "Ас Медиа"
Главный редактор Остапюк Владимир Николаевич
Работает на: Amiro CMS