Главная  /  Список статей Дежурный по сайту


Уссурийск – Париж. Бон вояж.


Часть первая.

7 ноября в столице Франции состоялся международный музыкальный фестиваль «Париж, я люблю тебя!». В числе участников из разных стран Европы были и уссурийцы – воспитанники студии эстрадно-джазового вокала «Овация». Наш город на международном уровне представляли Николай Буров, Кристина Радченко и Кристина Гудзь.

Примечательно, что в основном для участия в конкурсе приехали профессиональные исполнители и учащиеся музыкальных образовательных заведений. А наши ребята, не имея специального музыкального образования, смогли доказать, что талант - все же главное в творческом деле. Николай Буров завоевал 2 место в своей возрастной категории (до 24 лет), а девушки стали дипломантами конкурса.

Ребята вместе со своим руководителем Ларисой Ужовской вернулись домой полные ярких впечатлений. Сегодня мы представляем повествование об их поездке в воспоминаниях Ларисы Александровны.

«Здравствуй, мон шер ами! Вот, наконец, выдалась минутка затишья, и я решила немного поделиться своими ощущениями и впечатлениями от начала нашей поездки на фестиваль в Париж. Слава богу, «Аэрофлот» не подкачал и доставил нас до Москвы без приключений. Приключения начались в белокаменной, причем сразу. Такси так долго и нудно кружилось на одном пятаке в поисках гостиницы, что создалось впечатление, будто это самолет, попавший в зону турбулентности. Гостинице не повезло - возле нее идут какие-то бесконечные перекопы, и граждане очень нервничают, не зная, как к ней подъехать. Но все-таки разум победил овраги, и мы нашли вожделенный кров. Ночь была беспокойной и короткой. Организм еще не хотел перестраиваться.

новости Уссурийска новости Уссурийска новости Уссурийска

На следующий день мы взяли обзорную экскурсию. И снова анекдот: двухчасовая экскурсионная программа была скомкана из-за тоскливых пробок, Красная площадь оказалась закрыта в связи с репетицией торжеств 4 ноября. Порадовали лишь бронетранспортеры, что бодро выезжали с главной площади страны, почему-то нещадно дымя. Ускоренным темпом нам показали из окна автобуса Поклонную гору и еще несколько объектов для любопытствующих, но любопытство удовлетворено не было. В памяти осталось очень немногое - для меня самым ярким впечатлением стал магазин «Наутилус», который зовут Архитектурным кошмаром.

После такой неинтересной экскурсии очень познавательно было мое общение с барыгами у касс Большого театра. По наивности я думала, что в кассах можно купить билет ну хоть на что-нибудь. Оказалось, что да, можно. Но только за месяц, и то не факт. Зато у барыг (я насчитала их семь человек вместе с руководителем - молодым мужчиной совершенно разбойничьей наружности) есть все и на все. 12 ноября оркестром «Ла Скала» должен был даваться «Реквием» Дж. Верди. Начальник барыг мне говорит: «Ну чтобы было хорошо видно - 20 000». Спрашиваю: «А там смотреть нечего, только слушать. Это за сколько?» Он подзывает подельника - мужчину маленького роста, лет 60, со значительным лицом. Тот долго что-то шепчет, глядя на коней, потом изрекает, как-то опасливо поглядывая на начальника, - 8000. Я понимаю, что моя мечта погибла в зародыше, и оркестр сыграет не для меня. Удивленная ухожу от этих замечательных пропагандистов оперно-балетного искусства.

Следующий день – день нашего отъезда в Брест. Белорусский вокзал, часы над входом на перроны, до боли знакомая по фильмам картина. То, что мы будем не одни на фестивале, понятно сразу. На перроне стоят разнокалиберные дети с разнокалиберными инструментами и без оных. Коллектив из Алма-Аты отличается дисциплиной и тишиной. Их выстроили по росту, они и стоят. Привлекают внимание девочки с виолончелями. Это так романтично смотрится - девочка с виолончелью… И название города, откуда этот отряд, тоже романтичное - Лангепас. Правда, перевод немного простоватый - Беличье гнездо. Еще один пионерский отряд из Рыбинска. У них коллектив духовой.

Три гида разбирают нас по принадлежности. Нашего зовут Марина. Это блондинка неопределенного возраста с печальными глазами и суетливыми манерами. Выдав нам билеты, она пропадает из поля нашего зрения. Объявляется только в Бресте. И радует - до перехода границы у нас целых два с половиной часа; таможню мы будем проходить не в автобусе, как это делалось раньше, а в терминале. Поэтому до терминала надо ехать минут 15 на электричке.

У нас вагон времени и совершенное отсутствие фантазии, на что это время убить. Идем самым простым путем - в буфет. Так. Надо менять деньги. И тут засосало под ложечкой, вспомнилось, как у нас был период денежной макулатуры. Дежа вю… Кофе - 11 000 рублей. Книга - 48 000. А деньги дают мелкие. Развернешь эдак веером… Тройка, семерка, туз… Теперь себе. В общем, после кофе опять к батарее, где прислонились наши вещи. Вокзал в Бресте зала ожидания в известном смысле не имеет - стоят два ряда по пять кресел, вот и все ожидание. Собаки обнаглевшие - булочку за 17 000 не едят, от батареи оттирают - это их места. Короче, сплошной позитив. Говорю в буквальном смысле. Если бы сидели, не познакомились бы с руководителями группы из Лангепаса. А тут сразу же начали сопоставлять то, сё… В общем, меньше претензий, больше времени на общение.

новости Уссурийска новости Уссурийска новости Уссурийска

Электричка оказалась похожей на электричку только с виду. По сути это поезд дальнего следования, осаждаемый мешочниками. Вообще, вся ситуация живо напомнила когда-то увиденное на экране: люди с различной поклажей бегают от хвоста поезда к его голове и обратно. Самые ретивые забрасывают вещи на крыши вагонов, потом как-то сами туда забираются. 1917 или 1941 год. Здесь не бегали туда-сюда. Здесь брали штурмом именно вагон. Мы так по-барски решили, что раз у нас есть билеты, нам дорога открыта прямо до самых наших мест. Но борьба с барскими замашками в этом месте ведется нещадная, поэтому мы стояли, придерживая ногами и руками свои сумки. Билеты оказались деньгами, превращенными в конце концерта в бумажки. Бессмертный Булгаков.

Терминал порадовал своей идентичностью с нашими переходами в Китай. Только персонал носит военную форму болотного цвета, слишком простого фасона и постные физиономии. Правда, при виде больших красивых баулов стражи несколько оживились. Даже попросили расстегнуть. Посмотрев на плотно сложенные вещи, вдаваться в подробности не стали, поинтересовались, сколько сигарет везу. Я сказала, что только виски и наркотики. Они ничего не поняли, но собачку позвали. Она укоризненно на них посмотрела, сказала, что этот баул уже обнюхивала и ничего там интересного нет. Чего звали-то? Вот на этой благостной ноте мы конкретно перешли белорусско-польскую границу. Почти без потерь, если не считать утерянную надежду на интеллигентное обращение с собой.

Ах, Европа!

Там хорошо, где нас нет! Да, а где мы появляемся, уже не очень хорошо. В этой шутке есть доля шутки. Причем, не очень большая доля. Дорога на Варшаву была отмечена внутренним подъемом, радостью узнавания своих попутчиков. От этого беспричинное в другое время веселье здесь имело полное право быть. Крутя головами на все 360 градусов и громко восклицая (с использованием всех букв алфавита и даже мягкого знака), мы и наши спутники были похожи на группу не совсем адекватных товарищей. Хотя, казалось бы, дорога да дорога. Правда, в Польше меня удивило обилие металлических заборов по обе стороны трассы. Внятного объяснения я так и не услышала. Да и ладно. Есть забор - хорошо. Нет - тоже ничего.

Первым пунктом нашего знакомства с этой страной было местечко под названием Паджеро. Уссурийцам очень понравилось название - так и дохнуло малой родиной, по просторам которой бегают японские машинки. Градус веселья увеличился, когда на магазине ясно прочиталось название SKLEP. Понятно, что шуткам не было видно конца. Рядом со склепом находится придорожный ресторанчик, который очень сильно похож на нашего «Сытого боцмана», только гораздо меньше и теснее. А когда в него набились пассажиры трех автобусов (все наши, фестивальные), у меня что-то и чувство голода притупилось. Пошла на воздух - там красота. Настоящий колодец с журавлем, какие-то кукольные деревья. Подстрижены, причесаны и залакированы. Но как-то живости нет.

Еще раз столкнулась с использованием у них наших слов не по назначению. Или почти не по назначению. В поисках обыкновенной урны столкнулась с изумленными взглядами продавцов на мини-рыночке. Оказалось, то, что я ищу, называется КОВШ. А урна - это для праха. Вот и удивлялись, откуда у меня в дороге образовался чей-то прах?

Под сытое урчание желудков как-то очень даже быстро добрались до Варшавы. Там нам представили гида - пана Кристофера. Очень колоритная личность - небольшого роста, субтильный польский еврей с черными, острыми глазами и приятным пришепетыванием. Очень хорошо говорит. В смысле рассказывает про старую Варшаву, про мировую войну. В этом он даже несколько переборщил, на мой взгляд. Но его можно понять - от него это все очень близко. Старая Варшава - первый старый город на нашем пути, поэтому и впечатление острее. А камни на мостовой усиливают это впечатление физическим дискомфортом. Но это было только начало пути, и мы мирились с неудобством передвигаться по этим булыжникам без особого напряга.

Не отказали себе выпить по чашечке кофе в небольшом ресторанчике. Обаятельный официант (вылитый Челентано в молодости), вкусный кофе располагали к мирным, неспешным посиделкам. Но… Вот вечное это но! Постоянно надо следить за временем, чтобы не опоздать на автобус. Так что из ресторанчика бежали вприпрыжку.

Современные здания там очень интересные, я бы сказала - креативные. Но старый город - это уголок древности и памяти. Он мне запомнился гораздо ярче. Уже на обратном пути мы проезжали Варшаву поздно вечером. Как она красива в современной подсветке! Обычное здание вечером превращается в волшебный дворец, таинственный и прекрасный. И рядом летают эльфы.

новости Уссурийска новости Уссурийска новости Уссурийска новости Уссурийска

После того, как мы покинули Варшаву, началась самая мистическая часть нашего путешествия. По замыслу организаторов, мы должны скорым переездом добраться до чешской границы и там заночевать в мотеле. Едем, обмениваемся впечатлениями от увиденного, головами не крутим, потому что смотреть нечего, ибо темно… Да-да, в 8 вечера - кромешная темнота. Ну ладно, у них время переведено, чтобы раньше вставали. Но ведь это не просто темнота, а темнота повсеместная! Глазу не за что зацепиться. Если приглядеться, то и дома, домики, сараюшки - все это есть. Но нигде нет даже отблеска от экрана работающего телевизора. Я предположила вначале, что все пошли на танцы. Хорошо, а где эти танцы? Мы тоже хотим. Но нигде не наблюдается никакого подобия скопления честных людей в одном месте. Гид сказала, что поляки рано ложатся спать. Но почему не горят даже лампочки на крыльце? Сложилось впечатление, что где-то выключают общий рубильник, и начинается… Ну, что-то начинается. Про то, что начинается, мы говорили, пока кто-то с восторгом первооткрывателя не крикнул: «Свет!»

И точно, по правому борту показались огни, правда, расположенные как-то упорядочено. Подъезжаем ближе… Кладбище. Горит, как новогодняя елка! Состоит из сегментов, в каждом из которых, видимо, захоронение урны с прахом. Сверху свеча с колпачком. Видно, сторож с наступлением темноты зажигает свечи. Очень забирает. Снова темнота. И снова иллюминированное кладбище. Только уже по левому борту. Опять темень. Вообще, в чередовании суетного и вечного что-то такое есть. Мы притихли. Самые слабые заснули.

И не ощутили всей прелести фильма ужасов на польской земле. Как-то подозрительно стал вилять автобус, водители начали что-то вполголоса обсуждать на своем польском языке. Три раза автобус вообще менял курс. Последняя остановка перед сменой траектории была самая убийственная - пока водители совещались, в какую сторону ехать, оголенные ветви какого-то придорожного дерева били по стеклу, присовокупляя аудиоэффекты к видео. Апофеозом этого триллера стало прибытие нашего оставшегося в одиночестве автобуса к строению, напоминающему мотель и пионерский лагерь одновременно, со зловещим названием «Ремесленник». Очарование мистики закончилось с появлением света на веранде. Затем показался довольно симпатичный, хотя и заспанный, молодой, но с седыми волосами, человек. Петр. Знаменательно. С горем пополам расселились. И на смену мистике и фантасмагории пришла конкретная бытовуха. Какое-то количество нагретой воды в резервуарах закончилось очень быстро. Полилась о-очень холодная вода. Мне-то вообще по барабану, под какой водой стоять, но некоторые были очень недовольны. Распорядитель Петр благоразумно скрылся из поля зрения, чтобы его не поставили под ледяную воду.

Утро принесло с собой освобождение от налета таинственности. Петр оказался не таким молодым, как ночью, и лагерь с теннисным кортом перестал напоминать закрытую в период перестройки фабрику по производству детских игрушек. Зато завтрак примирил со всеми потерями. Помывшиеся под горячей водой, позавтракавшие и умиротворенные мы двинулись дальше, на встречу с чудесным, сказочным, волнующим воображение городом Прагой».

новости Уссурийска новости Уссурийска новости Уссурийска



Часть вторая.

Вот живу уже давно. Раньше, когда в спорте работала, очень много ездила. И всегда, перед каждой, даже самой незначительной по километражу поездкой, я волнуюсь как-то, на мой взгляд, с перебором. Но ничего поделать не могу. И вот как начала волноваться 30 октября, так и волновалась до самого возвращения. Находилась в ожидании какого-то чуда, которое со мной произойдет. И, кстати, произошло. Но об этом чуть позже.

Итак, мы покинули Польшу. Наш отдохнувший автобус резво бежал в сторону Праги. Мы себя уже почувствовали бывалыми путешественниками, поэтому щенячий восторг по поводу панорамы за окном перешел в тихое поскуливание от вида ухоженного ландшафта, чудесных цветов на балкончиках игрушечных домиков. Гробовое молчание в наших рядах воцарилось от вида будочки таксофона с телефонной книгой на обочине дороги. Причем нигде не было признаков жилья.

Перед пробегом в 1500 км наш автобус должен был выстояться 9 часов. Поэтому в Праге мы погуляли на славу. С гидом повезло немного меньше, чем в Польше. Абсолютно русская девушка по имени Тамара, с микрофончиком на воротнике и каким-то подобием удочки в руке. Надо сказать, что практически везде, где мы останавливались, мы видели гидов с зонтиками. У кого-то он был раскрыт, у кого-то закрыт, но именно зонтик. Наша гид пошла в креативе дальше всех. Удочку она еще и усовершенствовала: каким-то смешным приспособлением типа прищепки были присобачены к удочке листочки бумаги. Я думала, что она на них что-то записывает, но ошиблась в предположениях. Тамара отделяла один листочек, водружала его на вершину удочки и размахивала этим флагом, привлекая внимание отбившихся от стада туристов. В Праге в этот день вообще было скопление тургрупп. Эти табунчики перемещались с места на место, постоянно сталкиваясь. Я настолько привыкла к лицам двух женщин, что в какой-то момент прибилась к чужому сообществу. И только увидев красный зонт в руках гида, поняла, что наши находятся где-то в другом месте. А наши находились на Староместской площади, наслаждаясь игрой афроамериканского уличного бэнда. Юноша из Самары с нежным именем Виталик, которого мы в первый день усыновили, так как он ехал на фестиваль один, после очередной композиции взял дело в свои руки и решительно прекратил концерт. Он захотел сфотографироваться с солистом, и то обстоятельство, что они еще не закончили концерт, его абсолютно не смутило. Он с небрежностью купца третьей гильдии вытащил из кармана кучку долларов (они почему-то совсем не котируются в Европе) и популярно объяснил на языке жестов, чего бы он хотел от товарища из Африки. Товарищ попался сообразительный, кучку взял почти всю и с удовольствием позировал как с Виталиком, так и со всеми нами. У меня сложилось впечатление, что он бы это делал и бесплатно, но Виталика разочаровывать не стала. После фотосессии оказалось, что наша рыболов увела группу куда-то в непонятную для нас сторону. Но настолько ее экскурсия была неинтересна, что мы не расстроились, сориентировались по карте и пошли путешествовать по Праге сами. Тем более что старый город не очень большой, все туристы ходят одними и теми же тропами, поэтому потеряться очень сложно.

Смеркалось. Здания стали одеваться в огни. Мы дошли до Карлова моста, и я впала в кому. Такой красоты просто не ожидала. Пока я стояла в ступоре, появилась музыка. Оказалось, что прямо на мосту играет джаз-банд. Да так зажигательно! Пробилась поближе. В этот момент наш Виталик решил себя запечатлеть и с этими музыкантами. Опять прекратил выступление. Но ребята на него не обиделись, ведь в ход пошли нерастраченные доллары. Прохожу дальше по мосту - играет скрипач. А на улице уже темно, правда, везде подсветка. Но все равно, немного я впросак попала. Перепутала скрипача с одной из скульптур, которых очень много по обе стороны моста. В общем, Карлов мост меня сильно впечатлил. Перейдя на другую сторону реки, мы объединили свои разрозненные силы и отправились дальше. Попали еще на одну площадь, небольшую по размерам, по периметру которой очень много всяких лавочек. Опять звуки. Пошли на них. Возле одного из домов сидит седая старушка и играет на волынке - зрелище весьма интересное. Правда, чуть попозже мне сказали, что это был пожилой, седовласый мужчина. Ну и ладно. Главное, что сходство с Бабой-Ягой было сильным. Для меня, конечно. От чувства небольшой неловкости мне захотелось где-нибудь присесть. На улице не присядешь, зашла в какой-то бар. Взяла кофе. Подтянулись наши. Мужская часть коллектива заказала пиво. О, чешское пиво! Я не пью, мне все равно. Но тем, кто ЭТО выпил, было до боли обидно. Говорят, что совсем не лучше нашего. А может, я не так поняла. Но не заметила, чтобы заказ кто-нибудь продублировал.

С новыми силами пошли гулять. Теперь внимание сосредоточили на ювелирных изделиях с гранатом. Гранат – бренд Чехии. Да, красивые есть безделушки, дороговаты только. Но посмотреть приятно. Вдоволь наглядевшись на сверкание драгоценных камней, решили все-таки где-то поесть. И тут нам попадается ресторанчик. Очень даже грузинский. Заходим. Весьма спартанская обстановка – голые (как-будто обмазанные глиной) стены, с полуарками и невысокими потолками. Из декора присутствует лишь политическая карта Европы. Столы обыкновенные, и их немного. Нас было семеро. Мы потоптались в поисках незанятых плацдармов. Не нашли. Выходим. За нами бежит почти молодой грузин и заворачивает наш отряд обратно в зал. Там уже сдвинули два стола, перегородив практически половину зала - ресторанчик-то небольшой. Лицом к стене, на которой сбоку висит большой телевизор, сидит пианист за электропиано. И играет. Причем особо себя не утруждает - какие-то незамысловатые музыкальные обои. Позже, познакомившись, поведал, что родом из Киева. Что заказывали - не помню, видно, кухня была не очень… Самым ярким воспоминанием для всех стал молоденький официант по имени Артем. Все шесть столов ресторана он обслуживал один. Постоянно что-то забывал или приносил не то. Нашего спутника Максима из Рыбинска, который, собственно, и проводил операцию по заказам, Артем вообще умудрился не обслуживать. Когда метрдотель увидел, как свирепеет лицо Максима, он подошел сам и еще раз принял заказ. Через пять минут к столу подходит Артем (причем опять с пустыми руками) и предлагает всем желающим набить ему морду за нерасторопность, предварительно выйдя на улицу. Это было так неожиданно, что мы задумались, в чем подвох. Так ни до чего и не додумались. Видя наше замешательство, Артем еще раз подошел и повторил предложение по поводу набития ему лица. Ну, здесь уже мы развеселились. Стали кидать жребий, кто первый пойдет. Надо сказать, что Артем принимал в этом самое непосредственное участие, предлагая уступить первенство девушкам. В общем, я поняла, что спектакль был рассчитан на отвлечение внимания от кухни, музыки и сервиса в целом. Ноу-хау. Но остроумно. Рассчитавшись, гуськом идем к выходу. Я первая. У входной двери стоит Артем, понуро склонив голову. Предлагаю реализовать его мечты на улице. Он удивляется, что я одна. «Нет»,- говорю.- «Мы все вместе, коллективно и одновременно». Но Артем меня переиграл - он начинает стаскивать с себя фартук (да-да, официант в фартуке, очень романтично), потом расстегивать пуговицы у рубашки. Я не выдерживаю пытки сдерживания смеха и вываливаюсь на улицу без Артема. На этом величественном моменте наше путешествие по старой Праге было закончено. Добравшись до отдохнувшего автобуса, я лично как-то тоскливо поняла, что еще много-много мне бы мог рассказать этот город, если бы…


Часть третья.

Дорога в Париж

Самый большой перегон - до Парижа. Вся ночь и половина дня. Слишком неудобно спать в автобусе всю ночь. Слишком устает организм от постоянного сидения. Но всему приходит конец, и вот - мы в Париже. Едем по столице Франции, смотрим по сторонам, слушая скороговорку Марины. Вот и место, где стояла Бастилия, сохранился даже след от ее стен. Прямо рядом «блошиный рынок», куда моя душа стремилась почему-то больше всего. А вон Триумфальная арка. Правда, далеко, но все равно величественна. А совсем рядышком - Эйфелева башня. Но это иллюзия, она далековато. Мы едем по Парижу - это обзорная экскурсия, но я не могу начать удивляться и восхищаться. Все, что я вижу, мне знакомо. Я видела почти все знаковые строения на фото, видео, в кино, я читала про многое в книгах. Какое-то странное ощущение воспоминания того, чего никогда не было. От этого щемит сердце и хочется плакать.

Заплакать не успела - нас подвезли к фабрике парфюма «Фрагонар». Большое многоэтажное здание, с музеем и павильоном продаж. Самый большой по размеру экспонат музея – агрегат, точь-в-точь наш самогонный аппарат. Молодая женщина, наш экскурсовод по музею, хорошо говорящая по-русски, объяснила, что принцип работы аппарата, что в сфере парфюма, что в сфере алкоголя, совершенно одинаков. Поэтому и внешность почти идентичная. Интересные и изящные емкости для духов и туалетной воды, коробочки под мушки и сами мушки. Да еще много всякого находится в стеклянных витринах музея. И наконец - большой зал, где вкруговую расположены отделы продажи парфюмерии «Фрагонара». Народ распался на личности, и каждая личность ударилась в вынюхивание. Накупили кто что мог и хотел, пробираемся к выходу, и вдруг… Оказывается, сотрудники администрации фабрики узнали, что ребята приехали на конкурс, и попросили что-нибудь спеть прямо в этом зале. Так как в нашей автобусной компании, кроме нас, были еще три девочки-вокалистки из разных городов, то честь попеть по умолчанию выпала нам. И наш Коля Буров и Кристина Гудзь спели по куплету из своих конкурсных песен, а потом - с присоединившейся к ним Кристиной Радченко - припев из песни «Мы раскрываем крылья» со словами «Россия, вперед!» Вот так, знай наших! Французам понравилось. И они подарили всему автобусу очень вкусно пахнущие ароматизированные салфетки.

Обалдевшие от запахов, мы продолжили свой путь по Парижу до нашей гостиницы. Ближний пригород - Creteil-Prefectur - чудесное место с современной застройкой. Красивые многоэтажные дома, незабвенный «Макдоналдс» и огромный супермаркет «Солнце» (или «Солнечный») прямо на пути в метро. То есть, надо пересечь супермаркет, чтобы выйти к перрону метро. В пригороде метро наземное. Доехали до гостиницы «Kyriad» около 17 часов. Начало смеркаться. Устали. Но так не хотелось терять целый вечер на отдых, что довольно шустро привели себя в порядок, облились купленными духами и поехали знакомиться с вечерней жизнью этого странного города.

Нас было всего пятеро, но мы, не зная языка, кроме русского с ошибками, не убоялись возможных осложнений своей и так непростой жизни. Оказалось, что все можно объяснить и понять. Даже не взирая на то, что понять можно все наоборот. Так даже веселее. Самым любимым занятием в Париже для меня стало изучение карты метро и непосредственно поездки на метро. Не знаю почему, но я поймала какой-то кайф от этого незатейливого времяпрепровождения. Метрополитен имеет много линий, но перегоны между станциями очень маленькие. И вообще, создалось впечатление, что Париж довольно небольшой город. Небольшие расстояния под землей и огромные пространства с помпезными зданиями на поверхности составляют какую-то неуловимую кривизну. От этого чувствуешь себя как-то неустойчиво. Но притягательно. Наша прогулка по вечернему Парижу была недолгой, но довольно познавательной. На какой-то улочке, сплошь состоящей из разного, в основном, мелкого калибра забегаловок, мы решили посидеть за столиком на улице. Это так здорово - на улице, хотя не май месяц на дворе. Девушки заказали по кофе, мальчики - по зову сердца. Виталик решил шикануть и попросил коктейль «Кровавую Мери». Максим пошел дальше и решил испробовать непременно натуральный коньяк «Наполеон». Официант долго не мог взять в толк, про какой напиток говорят. Наконец, понял. Принес. Вместо конька два раза по 50, принес два раза по 150. Максим не нашел в себе сил на такое количество, попросил унести один фужер. Виталик, попробовав коктейль, на чисто русском с самарским акцентом языке начал объяснять официанту, как надо готовить «Кровавую Мери». Долго объяснял. Официант все понял. Наоборот. Принес еще один. Виталик решил, что его разводят на евро, попробовал и отказался пить второй по причине обилия водки. Официант отчаялся понимать этих русских и позвал из зала девушку неопределенного возраста, со следами некоторых пороков на лице, но общительную. Поведала, что зовут ее Лизой. 10 лет назад она приехала в Париж из Питера, где оставила (внимание!) три квартиры и две дачи.(Сразу всколыхнулось: пиджак кожаный - три, три кинокамеры. Все, что нажито непосильным трудом!..)

Но как-то не хотелось огорчать Лизу неверием, поэтому мы с задумчивыми лицами покачали головами. А после того, как Лиза открыла нам, что вторые порции коньяка и коктейля для русских бесплатно, мальчики оживились. Максим потребовал вторые 150 обратно. Гастрономическая суетность была прервана появлением возле нашего столика двух полисменов – молодых людей в форме, правда, летнего образца. Сердце трепыхнулось, но туча прошла мимо. Ребята завернули за угол. Не успела я качественно выдохнуть, как полисмены появились из-за угла, ведя под белы руки существо очень-очень высокого роста (за 2,10 м), в туфлях на 20-сантиметровых каблуках, очень худенькое, в маленьком черном платье и длинном белом парике. Какого пола этот товарищ, точно разглядеть не удалось.

Через дорогу от нашего столика располагался какой-то ночной клуб, где через час должен был начаться концерт джазового певца. Видно, хорошо знакомого парижанам, поскольку народ прибывал со скоростью поезда. На этом наш первый вечер в Париже был закончен.

Засыпала я в мечтах о следующем дне, где будет и прогулка по Сене на пароходике, и Эйфелева башня, и Лувр с Джокондой, и самое главное для меня - Собор Парижской Богоматери.

Погода радовалась нашему пребыванию в Париже, а мы радовались погоде. Светило солнце, его отблески играли на позолоченных завитушках лепных украшений моста Александра III, из наушников неслись всемирно известные французские хиты. Некоторую озяблость пассажиры прогулочного пароходика снимали употреблением кофе из автомата, что располагался прямо в салоне. Но я сидела, стояла, перебегала от одного борта к другому, снимала на камеру и фотоаппарат и не могла до конца поверить, что я все это действительно вижу натурально. Прямо вся извелась. Пройдя Нотр-Дам, теплоход поворачивает и идет в обратную сторону. Кажется, всего-то час отведен на прогулку, а сколько увидела! Мама-миа! Единственное, что не все запоминается выпукло. Это да.

Следующим номером программы этого воскресного дня был подъем на Эйфелеву башню. Но здесь как-то все обыденно. Ну, высоко, ну, красивая панорама открывается. Очень красивая. И все! Интереснее было понаблюдать за облавой возле башни. По всей Европе и, естественно, в Париже тоже, продается товар, сделанный в Китае. Все сувениры Польши, Чехии, Франции и Германии, что мы привезли, носят на себе клеймо Made in China. В сувенирной лавке у подножия Эйфелевой башни продаются сувениры. Китайские. По довольно высоким ценам. А недалеко от этой лавки предприимчивые молодые ребята продают маленькие башенки французского кустарного производства в пять раз дешевле. Полиция гоняет. Вот и получается, что только эти башенки – французские.

Надышавшись воздухом Парижа с высоты птичьего полета, мы отправились обедать. Ресторан половинного самообслуживания (то есть, посуду сам не убираешь) был забит оголодавшим народом до спертости воздуха.

После обеда у нас стояло посещение Лувра. Дошли до него, благо недалеко. А там - очередь, как у нас когда-то в Мавзолей. А время уже послеобеденное, и мои мечты попасть в Нотр-Дам начинают плавно таять. Я принимаю решение не идти в Лувр. Меня в этом поддерживают еще четверо наших, и мы решаемся отколоться от группы и добираться самостоятельно. Нас пугают, что не найдем, но мы упорные. Все оказалось куда легче, чем предполагалось, например, можно доехать на автобусе, который остановился. Водитель – молодая, симпатичная француженка - на пальцах показывает, что через три остановки - наша.

Наверное, мы ей понравились - я протягиваю ей деньги на талончики, но девушка показывает, что мы можем ехать бесплатно. Приятно. Выходим, еще 100 метров… И вот! Но тоже родной, до боли знакомый со всеми этими гаргулиями, химерами и прочей живностью на стенах. Но красота какая!!! Тоже очередь, но быстрая. Заходим, что-то остановились, и вдруг… на голову упал огромный, безумно стройный аккорд. Мы попали на концерт органной музыки. Я так хотела попасть на мессу, а получилось, что реальность превзошла все самые смелые чаяния. Час я была просто не в себе. Сижу на скамье, а вокруг меня и во мне пространство переливается - с неба в душу и обратно. Внутри каждый орган вибрирует. И сердце, кажется, стучит не равномерно, а в ритме музыки. Хотела сфотографировать орган, руки трясутся. Уже и всплакнула, а музыка все летит, и не видно края, за который она завернет. В одной композиции был такой кульминационный момент, что я думала - всё, сейчас все витражи вылетят. Но такой звук! Он громкий, но не глушит; он тихий, но не прислушиваешься, и он не раздражает. У меня не находится красивых слов, чтобы описать и эту музыку, и свои ощущения.

Концерт окончен. Я пошла по периметру собора. Вот исповедальни. Резные кабинки красного дерева, живописные полотна на стенах. Везде разнообразные распятия, иконы и свечи. Свечей море, гроздья свечей. Так торжественно и возвышенно. Самые сильные душевные впечатления я получила именно здесь.

Когда мы покинули Собор, уже темнело. На 18 был назначен сбор у входа в парк Тюильри, чтобы ехать на встречу с прославленной улицей Монмартр. Вообще, в построении программы экскурсий кроется, видимо, какой-то момент издевки над туристами. Улица художников и музыкантов почти неинтересна в темноте. Ну да, рисует художник твой карандашный портрет под светом лампочки. Но ведь саму улицу, саму панораму не видно. Народу творческого мало. Наверное, именно это обстоятельство и сподвигло флейтисток из Рыбинска достать свои инструменты и поиграть. Но это, конечно, шутка. Девочки и их руководитель, видимо, замыслили это действие, как какой-то ритуал. Мне так кажется. Как бы там ни было, но впечатление от самого Монмартра было смазано долгим подъемом пешком. Это был уже конец дня, мы много ходили, и заставить нас подниматься пешком при наличии фуникулера - просто садизм. Тем более что гид все время набирала крейсерскую скорость. После такой экскурсии хотелось пойти на руках.

7 ноября было посвящено фестивалю. Нас отвезли в музыкальный театр Marsoulan к 15 часам. Привезли обратно в гостиницу в 23. Сам фестиваль оригинальностью не отличался - все было предельно просто. Каждый участник спел по две песни, жюри посовещалось, награды раздали и оревуар. Это что касается вокалистов. С утра свое мастерство показывали инструменталисты. А до эстрадного вокала пели академисты. Надо сказать, что я удивилась количеству подростков, работающих в жанре академического вокала. Очень отрадно. Хотя, конечно, уровень исполнения довольно низкий, но это и понятно. Что касается инструменталистов, то струнный ансамбль из Рязани (музыкальное училище) прямо поразил своим мастерством.

Мои ребята выступили неплохо. В целом. Коля Буров, как всегда, так сам себя завел, что члены жюри подпрыгивали, когда он пел «Против тех, кто наверху» из мюзикла «Король-солнце». Кристина Гудзь очень хорошо провела свои композиции. Но… Ей только-только исполнилось 14 лет, и она попала в старшую возрастную категорию, а в этой группе две девочки - из Великого Новгорода и Твери - очень сильные, и старше ее. Победительнице – 18 лет. Она с шести лет занимается в музыкальной школе и сейчас учится в училище искусств. Вторая, из Твери, тоже давно профессионально поет. Коля - парень очень харизматичный, с пробивной выразительностью голоса. Он, как и Кристина, не знает ни одной ноты, и занимается всего лишь с апреля, но буквально прорвался на второе место. Вообще, мы были единственными любителями из всех участников, но, как отметили члены жюри, почти самыми смотрибельными.

Закончилась наша работа в этой поездке, и мы с тоской поняли, что завтра уезжаем из желто-серого города с таким количеством душевного, яркого и звонкого света.

Последний день по расписанию был днем посещения Диснейленда. Автобус довозит до самого парка и остается на 9 часов отстоя. Я решила не тратить время на аттракционы, а воплотить свою мечту - побывать на «блошином рынке» и съездить к Триумфальной арке, положить букетик фиалок, как ты меня и просил. Сказано-сделано. «Блошиный рынок» до 15 ноября предоставил свои площади антикварному рынку. Это оказалось еще интереснее. Боже мой, чего там только нет! Тюлевые занавеси, которым по 100 лет, картины маслом, написанные тогда же. Люстры, которые могли висеть в чьем-то дворце. Металлический шлем рыцаря. Ах, да! Корона. Металлическая, с различными декоративными добавлениями, но непонятно, на чью голову - она в объеме не меньше метра. Всего не перечислить! А я нашла там мадам Маргариту, у которой целый прилавок маленьких и средних флаконов с различными духами известных брендов, но уже снятых с производства коллекций. Вот там я развернулась. Через полчаса общения мы с ней уже настолько выработали какой-то свой язык, что понимание происходило безо всяких задержек. Кстати, сама себе и напомнила, что надо ей написать. Она дала свою визитку и просила обозначиться. Рынок довольно большой, почти на квартал. И большой павильон. И камни самоцветные, и драгоценные, современные и прошлого столетия. И сувениры, типа отрубленной головы Марии Антуанетты. Ой, да не перечислишь всего! В общем, если бы у меня было времени больше, я бы там неделю ходила. Но мне надо было выполнить твое пожелание. И поехала я к Триумфальной арке.

В метро «Триумфальная арка» никаких цветов я не нашла, поэтому решила: сначала пойду поснимаю ее, осмотрюсь, может, где и увижу цветочки. Стала искать выход на поверхность именно возле арки. Нашла один указатель. Пошла, давай искать следующий. Что-то нет. Идет семья какая-то французская. Спрашиваю, где выход к арке. Он лучезарно улыбается и показывает куда-то вбок. Я покорно иду по направлению руки и выхожу совсем не там, где хотела. Не возле арки, а через дорогу. Ну, думаю, елки-палки! Придется опять под землю лезть, так как на поверхности эти дороги переходить нельзя. Остановилась, приладила фотоаппарат и давай снимать. Боковым зрением вижу, кто-то рядом наклоняется, потом мне что-то в руку кладет. Сделала снимки, смотрю - клошар (бездомный, как наш бич) топчется рядом. Молодой мужчина с бойким взглядом черных глаз, одетый простенько, но чисто. И не улыбается. Гляжу себе на руку, а у меня в ладони кольцо золотое, мужское, очень массивное и тяжелое. Он видит мое удивление, объясняет, что я потеряла. А он нашел, поэтому я ему должна дать денег на сэндвич. Я стою и раздумываю, а почему он, не имея денег на сэндвич, не забрал кольцо себе? Пытаюсь об этом спросить, а он, как заведенный, дай на сэндвич. Дала. Сказала ему спасибо - он мне, и разошлись, довольные друг другом. Пошла искать цветочный магазин. Не нашла. Поэтому твое пожелание не выполнила, за что прошу прощения. Но почему кольцо?

Когда приехала к месту встречи с автобусом, все наши пассажиры уже вышли из парка, очень довольные. И вот этот заключительный аккорд хоть как-то примирил с тем, что мы уезжаем.

Дорога до Берлина показалась очень короткой. Сам Берлин не смогли даже чуточку ощутить - гид решила, что все поголовно пойдут в зоопарк. Высадили возле зоопарка. Я не пошла, решив посмотреть протестантскую церковь. Там высятся два строения - Помада и пудреница. Их так называют. Сверху стены похожи на соты, и маленькие окошечки - суть витражи с рисунками на библейские темы. Но вот что больше всего меня поразило в церкви (пудреница), так это скульптура Иисуса Христа на кресте. Дело в том, что в отличие от привычного человека европеоидной расы на кресте в этой церкви висит очень пожилой кореец в длинной рубахе. А на выходе стоит корзина с очень красивыми яблоками. Надпись гласит: церкви - 1 евро, тебе - одно яблоко. Купила. Яблоко оказалось очень вкусным.

Больше ничего интересного на этом пятачке не было. Кроме магазинов. Да и они неинтересные.

Зато потом, когда мы тронулись в путь, оказалось, что старый город очень красив, весьма величественна самая старая в Европе протестантская церковь. А нас в зоопарк отправили. Зато Рейхстаг показывали издали. Но мы сами пошли к нему. Бранденбургские ворота интересные. За ними - площадь, на которой играет очень импозантный шарманщик, пожилой, высокий мужчина в длинном черном пальто, белом кашне и шляпе. Фотографироваться бесплатно не хочет. Если видит нацеленный на него объектив, сразу отворачивается. Бизнес. И стоят одетые в военную форму два молодых человека. 1 евро с человека за фото с ними. С другой стороны Бранденбургских ворот разворачивает свои инструменты джаз-банд. Причем первым пришел контрабасист. Вот и весь Берлин. Что называется - галопом по Европам!

До самой Москвы ничего интересного больше не было. А может и было, только порог чувствительности завысился. А вот в Москве мы за один день получили столько творческих впечатлений! Днем посмотрели во Дворце молодежи мюзикл «Звуки музыки» - с живым оркестром, академическими голосами, чудными детьми-артистами и изумительной сценографией. Сразу же после мюзикла полетели в Малый театр на «Три сестры» Чехова. Я никогда не рассматривала эту пьесу как трагедию. Зря. Так было сыграно, что никакой другой жанр на ум не приходит. И сам Малый театр с его буфетом - такой серьезный, родной, и даже пафосный несколько.

Все когда-нибудь кончается. Вот и закончилось наше двухнедельное путешествие. Закончился сериал длиною в 15 дней. Слава Богу, что он был в моей жизни.

Вот так вот, вуаля!




Поделиться



Новое сообщение
Имя*:
E-mail (будет скрыто):
 
 
Введите код:  
* Поля обязательные к заполнению
Золотые предложения Уссурийска

































Контакты:

8 (4234) 31-52-10,
8-914-713-61-45  WhatsApp
zolotouss@yandex.ru
692519, Уссурийск, Тимирязева, 29

Информация для рекламодателей

Электронное периодическое издание "Золото Уссурийска".
Свидетельство о регистрации Эл № ФС77-44673 от 20 апреля 2011 г. выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор). Учредитель НУ РИА "Ас Медиа"
Главный редактор Остапюк Владимир Николаевич
Работает на: Amiro CMS