Главная  /  Список статей Дежурный по сайту


Опубликовано "главное доказательство" в тяжбе Березовского - Абрамовича

Стенограмма представляет собой расшифровку аудиозаписи этой беседы, сделанной по указанию Патаркацишвили. Записывал один из подчиненных Андрея Лугового, на тот момент шефа охраны Бадри, который с июня 2000 года был исполнительным директором принадлежавшего Березовскому телеканала ОРТ.

Чтобы все дальнейшее было понятно, необходимо, прежде всего, напомнить суть иска. Березовский обвиняет Абрамовича в том, что в 2000-2003 годах тот вынудил его продать акции в компаниях "Сибнефть", "РусАл" и ОРТ по цене, значительно ниже рыночной, используя для этого политическое давление. По его убеждению, Абрамович воспользовался потерей влияния Березовского в Кремле, который тогда возглавлял Владимир Путин, а также его эмиграцией в Лондон, чтобы форсировать сделки.

Однако Абрамович настаивает, что никакого давления не было, и что на самом деле Березовскому никогда не принадлежали доли в "Сибнефти" и "РусАле" - он лишь "крышевал" этот бизнес, получая за это регулярные выплаты.

Из длинной, но захватывающей стенограммы (обозреватель "Новой" Юлия Латынина даже называет ее хорошей документальной пьесой, достойной постановки в "злободневном" "Театре.doc") можно сделать следующие ключевые выводы. Во-первых, она подтверждает правоту Березовского в том, что он был реальным совладельцем "Сибнефти", а не только обеспечивал "крышу".

Об этом свидетельствует та часть записи, где олигархи обсуждают легализацию средств, которые должны были получать перебравшиеся на Запад Березовский и Патаркацишвили за свое участие в нефтяных и металлургических активах Абрамовича. В разговоре это, конечно, не поясняется, но фигурируют слова "легализация", "дивиденды".

К тому же в одном месте Березовский прямо говорит: "Я хочу, чтобы крупная западная компания разобралась в моей собственности. И перевести эту собственность на нее, на эту компанию, или передать ее в управление. <…> Чтоб эта компания управляла моими акциями, и чтоб было ясно, что эти акции действительно мои".

Как отмечает в своем комментарии Латынина, защита Абрамовича, конечно, будет пытаться доказать, что речь шла о легализации доходов Березовского от "крышевания". Но сделать это, с учетом сказанного, будет сложно, полагает она.

Во-вторых, стенограмма подтверждает правоту Березовского и в том, что он и Патаркацишвили продали ОРТ под давлением и что давление это было со стороны Кремля. Абрамович спрашивает: "Что мы можем подписать сейчас такое, чтобы я мог пойти и доложить Владимиру Владимировичу, что сделка закрыта?"

Но важнейший момент, подчеркивает Латынина, в том, что Путин, как дает понять Абрамович, не возражает против того, чтобы Березовский получил деньги. "Я пошел по этому поводу к Владимиру Владимировичу. Он сказал, что, если вы сможете сделать это тихо, чтоб скандала не было, я не буду ничего предпринимать, но и помогать не буду. А если вы хотите скандала… Мало того, что вы хотите продать, да еще и заработать, да еще и деньги пропустить. Поэтому я не буду. Если вы сможете сделать так, чтобы я в этом не участвовал, я возражать не буду".

Обозреватель газеты подводит итог: судя по стенограмме, Березовский формально прав. Но нужно учесть два нюанса. Первый - в те годы и при том роде бизнеса, который вели фигуранты, понятия "крышующий" и "акционер" были практически неразличимы. Второй - запись ничем и никак не доказывает, что Абрамович "кинул" Березовского, за что теперь беглый олигарх пытается взыскать с него через суд.

Есть и еще одна любопытная деталь, касающаяся этой стенограммы. Как пишет "Новая газета", ссылаясь на информацию британской The Sunday Times, после смерти Патаркацишвили наследники пытались продать запись Абрамовичу, но тот ею не заинтересовался, и в итоге ее купил Березовский за 30 миллионов фунтов стерлингов. Однако даже самый невнимательный читатель заметит, что разговор был фактически диалогом Абрамовича и Патаркацишвили, причем последний говорил много и весьма неаккуратно, что странно для "заказчика" тайной аудиозаписи. Березовский же, напротив, подозрительно молчалив, а если и вставляет реплики, то предельно аккуратные.

"Новая" выдвигает два предположения: или Луговой записывал все-таки по просьбе Березовского, а не Патаркацишвили, или после выкупа записи мог сократить свои реплики.

Процесс по иску Березовского длится в лондонском суде уже второй месяц, допросы Абрамовича - вторую неделю, но ни одна из сторон еще не получила преимущества, констатируют "Известия". Березовский не может привести никаких веских доказательств в свою пользу, Абрамович тоже не выглядит убедительно, забывая места, даты и содержание своих встреч с Березовским.

При этом, по мнению британских юристов, даже в случае победы в суде истцу будет непросто получить деньги, которые он требует, а это 5,6 миллиарда долларов. По словам Энди Муди из международной юридической фирмы Eversheds, довольно сложно точно установить, насколько эта сумма оправданна. "В любом случае взыскать ее в полном объеме нельзя, ведь многие активы Абрамовича зарегистрированы за пределами юрисдикции лондонского суда", - заключил он.


Читать расшифровку разговора



Текст этот так хорош, что даже комментировать его не надо. Его надо читать — Михаилу Ефремову или поставить в «Театре.doc».

Так и обозначить: трое соавторов — Березовский, Абрамович и Бадри.
Но напомним все-таки другие акты пьесы: Борис Березовский пытается доказать в Лондонском суде, что он был акционером ОРТ, «Сибнефти» и РУСАЛа и что Абрамович выдавил его из компаний, заплатив мелкие деньги, потому что Березовский стал неугоден Путину. Роман Абрамович в ответ заявляет, что «Сибнефть» всегда принадлежала ему, а Березовскому он платил «за крышу».
В аффидавите Бориса Березовского прямо сказано, что «Сибнефть» появилась только благодаря ему, Березовскому, личному влиянию на Бориса Ельцина, что главным предлогом для выделения была необходимость «кормить» предвыборное ОРТ и что именно вес и влияние Березовского обеспечили неучастие (и наоборот, участие на нужных для Березовского условиях) в аукционе других членов клуба олигархов.

Березовский заявляет, что, хотя он был уже достаточно богатым человеком, «Сибнефть» представляла для него принципиально другой уровень богатства и что было бы странно, если бы он хлопотал для кого-то другого. Березовский также пишет, что они разделили с Абрамовичем акции «50 на 50» потому, что такова была бизнес-философия Березовского: если человек сидит на менеджменте, то он должен получить больше, чем рассчитывал, и чувствовать себя довольным.

Всё это (включая пассаж про бизнес-философию), на мой взгляд, стопроцентная правда, и у этой правды есть один маленький минус. Дело в том, что в свое время Березовский судился с «Форбсом» за статью «Крестный отец Кремля», и в аффидавите, подписанном им для того же английского суда в 2001-м, он написал, что ничего у Ельцина по поводу «Сибнефти» не лоббировал, и отрицал, что результаты аукционов были заранее договорены.


Что нового вносит в ситуацию этот текст?
Во-первых, он подтверждает давно в принципе известную историю, что ОРТ Березовский и Патаркацишвили продали под давлением и что давление это было Владимира Путина. «Что мы можем подписать сейчас такое, чтобы я мог пойти и доложить Владимиру Владимировичу, что сделка закрыта?» — спрашивает Абрамович.
Но — маленький нюанс: Владимир Владимирович вовсе не возражает, чтобы Березовский получил деньги. «Я пошел по этому поводу к Владимиру Владимировичу. Он сказал, что, если вы сможете сделать это тихо… я не буду ничего предпринимать, но и помогать не буду», — говорит Абрамович.

На мой взгляд, это очень важный момент, который показывает, что пропасть между Березовским и Путиным была вовсе не такой глубокой, как сейчас хотелось бы изобразить Борису Абрамовичу, и проистекала из вполне естественного желания новоизбранного президента отдалить одиозного олигарха, который бегает перед почетным караулом и всем рассказывает, что это он Путина выбрал (в отличие от Абрамовича, который действительно способствовал выборам, действительно вложился и никогда не трепался).

Этот момент позволяет задуматься о том, что оппозиция, в которую ударился Березовский, была не политика, а бизнес-стратегия. Не имея больше возможности делать деньги на близости к Кремлю, Березовский решил сделать деньги на вражде с ним. Путин не выкидывает из своей свиты даже тех, кто его очень подставляет (даже Сергею Пугачеву, считайте, ничего не было), и, если бы Березовский не лез в бутылку, он мог бы вполне через третьих лиц вести бизнес в России. Но в том-то и дело, что бизнес Березовский вести не умеет. Он умеет вести только мегабизнес, основанный на близости к власти или — в данном случае — на вражде с ней.

Второе. Для меня из текста следует, что Березовский и Бадри — акционеры «Сибнефти». Адвокаты Абрамовича будут пытаться доказать, что под «легализацией», о которой говорят герои пьесы, имеется в виду легализация доходов Березовского за «крышевание». Думаю, доказать это будет трудно, учитывая, что участники обсуждают распределение дивидендов, и Березовский прямо говорит, что хочет отыскать западную компанию, чтобы та «управляла моими акциями. И чтобы было ясно, что эти акции действительно мои».

Третье. Точно такой же иск, как Березовский к Абрамовичу, подал еще один корифей капиталистического постсовка, тоже не имевший привычки оформлять акции на себя, а записывавший их, как советский цеховик, на жену-дядю-тетю: Михаил Черной к Олегу Дерипаске. Для меня из разговора следует, что Черной является акционером РУСАЛа. «Если мы легализуемся, то и они должны легализоваться, — говорит Абрамович. — Ведь не может быть такого, что одна половина легализована, а вторая — нет. И там все появятся: и Быков, и Миша, и Антон, и Аксен, и Олег Дерипаска».
Антон — это Антон Малевский, ныне покойный лидер измайловской группировки; Аксен — его тогдашняя правая рука и наследник Сергей Аксенов; Миша, понятное дело, — Михаил Черной.


Кроме этого, на мой взгляд, в записи есть еще один поистине замечательный кусок. Это когда Патаркацишвили спрашивает: «А ты сам все-таки не знаешь сумму, которая была на выборную кампанию?» — «50 миллионов», — отвечает Абрамович.

Речь идет, очевидно, о выборной кампании Путина и о том, сколько в нее вложили акционеры «Сибнефти». Замечателен же этот кусок вот чем. Во-первых, он начисто убивает все рассказы Березовского о том, что это он избирал Путина. Из этой реплики видно, что деньги тратил Абрамович, а Березовский и Бадри не до конца были сведущи даже в суммах. (Не мудрено, что Путину больше глянулся Абрамович, который тратил да помалкивал, чем Березовский, который не тратил, но кричал.)
Во-вторых, эта сумма — 50 млн — выглядит как-то сомнительно. Напомню, что в 2001 году, по словам Сергея Колесникова, бывшего менеджера компании «Петромед», Абрамович перечислил «Петромеду» 203 млн долл., а в 2002-м Роман Абрамович подарил Путину 50-миллионнодолларовый новенький плавающий Кремль — президентскую яхту «Олимпия» (понятно, что строить начали раньше). Это только те маленькие траты, о которых нам случайно известно: и, согласитесь, расширенные вложения Абрамовича в Путина никак не сводятся к 50 млн долларов. И, спрашивается, кто же в итоге должен был выиграть битву за монаршую благосклонность, особенно если учесть, что деньги-то были общие, но платил их Абрамович от себя?

На мой взгляд, Березовский формально прав: он был акционер «Сибнефти», хотя можно сказать и так, что при том роде бизнеса, которым занимались Борис Березовский и Михаил Черной, понятия «крыша» и «акционер» различались так же мало, как в Оттоманской империи власть султана отличалась от его собственности.
Проблема в том, что, хоть убей, я не могу сказать, положа руку на сердце, что Абрамович Березовского кинул. Вот Дерипаска — тот не заплатил Черному ничего, кроме 250 млн долл., и сказал: «Ты не акционер».

Абрамович же заплатил за «Сибнефть» 1,3 млрд долл. и за РУСАЛ — 450 млн в условиях, когда у Березовского не было ни клочка бумаги, подтверждающего его права акционера, когда Абрамович мог соскочить, сославшись хотя бы на запрет Путина, более того — сманеврировать так, чтобы получить запрет, и, как ни парадоксально, — именно факт получения тех денег за акции и является теперь главным обоснованием того, что Березовский был акционер. А вот послал бы Абрамович Березовского еще в 2000-м, и что? Вы представьте себе эту сцену: 2000 год, травоядный еще Путин, ни ЮКОСа, ни Грузии — и в Лондонский суд обращается человек, пропечатанный «Форбсом» как «крестный отец Кремля» со словами, что его лишили собственности, потому что он оппозиционер?

На самом деле вся фабула этой пьесы вот какая: был в Кремле один акционер (шумный, назойливый и публично преувеличивающий свою долю), а стал другой — сама скромность и деликатность. И в соответствии с изменением доли в материнском ОАО «Кремль» изменились доли в его «дочках», во всяких «Сибнефтях» и РУСАЛах. Ведь у них, в Кремле, тоже всё не оформлено… как там… о, вот, по Абрамовичу, потому что, «во-первых, это запрещено, во-вторых, не существует способа, чтобы не нарушить этих договоренностей».


Юлия Латынина

novayagazeta.ru



Что стоит за публикацией стенограммы, рассуждает политолог Дмитрий Орешкин.

– Дмитрий Борисович, означает ли появление стенограммы, что Запад посылает Путину сигнал: ты у нас под контролем?

– Мне кажется, это не столько проект Запада, сколько проект лично Березовского. Конечно, проект этот по сути антипутинский. Насколько я понимаю Бориса Абрамовича, он не прочь и деньги отсудить, но главное для него – спортивная составляющая. Его Путин обыграл, вытурил из страны, лишил средств и возможности манипулировать политическими процессами, и Березовский с этим не может смириться, потому что это – Березовский.

Другой вопрос, что Борис Абрамович – человек очень нетривиальный, крайне расчетливый, четко выстраивающий стратегию действий. Поэтому, прежде чем затевать процесс, он наверняка провел артподготовку, поговорил с кем-то из влиятельных людей на Западе – из тех, кто согласны с ним говорить, – и сделал нужные выводы. Понятно, что для Дэвида Кэмерона встречаться с Березовским означает скандал. Но с кем-то из заместителей премьера он вполне мог поговорить в частной беседе. В конце концов, Березовский лишь опальный олигарх – ничего криминального в этом нет.

– Что он вынес из этих разговоров?

– Он уловил смену политического вектора – о том, что он поменялся, свидетельствуют и трудности в отношениях между Великобританией и Россией, и наш конфликт с США по делу Бута. Березовский учитывал политический фактор – это никакого сомнения не вызывает. То, что он подталкивал бы Запад – если бы мог – к обострению отношений с Путиным, тоже не вызывает сомнений. Словом, это не Запад наезжает на Путина, а Борис Абрамович вычислил удобную ситуацию, чтобы поставить Путина в неудобное положение.

Только поэтому – совершенно ясно – процесс затеян в предвыборную пору. Чтобы напомнить людям, как делался бизнес в 1990-е, и кто такой Путин.

– Почему разбирательства между двумя олигархами стали знаковым событием?


– Процесс Абрамович-Березовский хорошо вписывается в общий процесс разочарования в Путине и вообще в России. Конечно, это не идет на пользу репутации, деловому климату в нашей страны. Уж больно откровенно Бадри и Березовский, в присутствии Абрамовича, обсуждают вопросы, кто кому должен, и сколько надо отмыть, и сколько будет стоить отмывка. Для английского бизнеса, я уверен, эта картина выглядит крайне удручающе.

– Вы считаете, мы увидим новый компромат?


Я думаю, это только начало. Думаю, Березовский еще опубликует какие-то документы о том, как он делал Путина. На самом деле, Борис Абрамович решает задачу Тараса Бульбы: я тебя породил, я и убью.

– Запад идет на поводу у Березовского?

– Вряд ли. Западу достаточно собственных проблем. Но в России слишком много признаков фальсификаций на выборах, слишком очевидно желание властей кого-то посадить, отстранить от политики. Все это слишком явно и слишком неприлично. Раньше Запад это глотал, а теперь, видимо, уже не может. Мы можем видеть это на примере собственных граждан: в России раньше Путина любили, потом терпели, а сейчас ощущение, что он всех достал. Почему не предположить, что нечто подобное испытывает Запад? Этим и пользуется Березовский, добавляя свою порцию дегтя в эту бочку.

– Абрамовичу суд сильно повредит?


– К Абрамовичу на Западе относятся, скорее, с симпатией – в отличие от Березовского. Потому что он был всегда молчаливый, лишнего не говорил, денег привез много, футбольный клуб «Челси» приподнял. Словом, сделал для Англии что-то конкретное, в то время как Березовский чирикал на разных веточках и создавал проблемы.

Но симпатия симпатией, а суд – судом. В отношении к Абрамовичу многое будет зависеть именно от решения суда. Но в любом случае, ему этот процесс не на пользу. По ходу судебных заседаний симпатичный олигарх, который приехал с мешком денег из загадочной России и стал их вкладывать в британский футбол, испарился. Теперь выясняется, что и деньги не очень чистые, и сам Роман Аркадьевич не такой правильный, как казался.


Евгений Минченко, директор Международного института политической экспертизы:

– Ясно, что для всей российской бизнес-элиты история с Абрамовичем и Березовским некомфортная. Она касается не просто взаимоотношений двух достаточно крупных бизнесменов, а дает крайне негативный образ российского бизнеса и политики 2000-х годов. Никакой прозрачности, какие-то понятийные сделки, разборки, разговоры, деловые «крыши», – все это выглядит некрасиво. Понятно, это бьет по всем российским бизнесменам, которые так или иначе соприкасаются с Западом.

Ударит ли это по Путину? Честно говоря, не думаю. Эта история добавит к его образу дополнительный неприятный штришок. Но сказать, что она сильно изменит представление о Путине западного общественного мнения, наверное, нельзя.

– А на Абрамовиче это как скажется?


  – Абрамович, в значительной степени, уже интегрирован в западную элиту. Но, несомненно, нынешнее разбирательство создаст ему проблемы. Насколько серьезные – сейчас сложно предсказать…



Поделиться



Новое сообщение
Имя*:
E-mail (будет скрыто):
 
 
Введите код:  
* Поля обязательные к заполнению
Золотые предложения Уссурийска

































Контакты:

8 (4234) 31-52-10,
8-914-713-61-45  WhatsApp
zolotouss@yandex.ru
692519, Уссурийск, Тимирязева, 29

Информация для рекламодателей

Электронное периодическое издание "Золото Уссурийска".
Свидетельство о регистрации Эл № ФС77-44673 от 20 апреля 2011 г. выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор). Учредитель НУ РИА "Ас Медиа"
Главный редактор Остапюк Владимир Николаевич
Работает на: Amiro CMS