Главная  /  Список статей Дежурный по сайту
За тринадцать дней до войны (часть 1)


За тринадцать дней до войны (часть 1)

«Стыдно нам, Русским, что мы не заботимся о том, чтоб самим проследить все летописи, дабы иметь возможность совершенно поразить и отбросить составленную Немцами подложную Русскую историю, написанную без справок с источниками, единственно для прославления Немцев, и тем отучить этих всемирных историков от привычки не в свои сани садиться!» Егор Классен, «Древнейшая история славян Москвы», 1854 г.

Очевидно, мы никогда не узнаем всех тайн, связанных с началом Второй Мировой Войны, но некоторые страницы истории Советского Союза, связанные с подписанием 23 августа 1939 года в Москве договора о ненападении между Германией и СССР, прочитать можно и нужно.

Существуют две основные версии в отношении этого договора. Первую озвучил Иосиф Сталин в своем выступлении по радио 3 июля 1941 года: «Мы обеспечим нашей стране мир в течение полутора годов и возможность подготовки своих сил для отпора, если фашистская Германия рискнула бы напасть на нашу страну вопреки пакту». Вторую – генерал армии П. Ивашутин: «Этим пактом Гитлер развязал себе руки для агрессии» (Военно-исторический журнал, 1991 г., № 6).

Выступая на первом съезде народных депутатов СССР, в июле 1989 года, перед принятием решения о создании специальной комиссии по политической и правовой оценке советско-германского договора о ненападении от 23 августа 1939 года, Михаил Горбачев заявил: «… все документы, в том числе и секретное приложение к этому договору, опубликованы везде»

Попробуем и мы ознакомиться с документами, которые хоть и опубликованы, но не доступны широкому кругу желающих с ними ознакомиться.


Для начала ознакомимся с военным бюджетом «агрессивной Германии» и «миролюбивого» Советского Союза за 1939-1941 гг.


  1939  1940 1941
 Германия 15 % 15 % 19 %
СССР 26,4% 32,6 %  43,4 % (1 полугодие)

  

  

  

(Валентин Рунов «Мог ли Гитлер победить советский Союз?»)

Цифры ясно говорят, где пушки выпускались вместо масла.



Сближение

3 мая 1939 года был принят Указ Президиума Верховного Совета СССР о назначении Вячеслава Молотова наркомом иностранных дел с сохранением для него поста Председателя Совета Народных комиссаров.

Об этом значимом событии сообщает в Берлин Курт фон Типпельскирх, занимавший в те дни пост советника германского посольства в Москве: «Молотов (не еврей!) считается наиболее близким другом и ближайшим соратником Сталина. Его назначение, несомненно, гарантирует, что внешняя политика будет проводиться в строгом соответствии с идеями Сталина».

В результате оживившихся после этого переговоров между Германиейи СССР 19 августа 1939 года в Москве было подписано торгово-кредитное соглашение.


Тебе – половина, и мне - половина

Полыхает кремлевское золото,

Дует с Волги степной суховей.

Вячеслав наш Михайлович Молотов

Принимает берлинских друзей.

Карта мира меняется наново,

Челядь пышный готовит банкет.

Риббентроп преподносит Улановой

Хризантем необъятный букет.

И не знает закройщик из Люблина,

Что сукно не кроить ему впредь,

Что семья его будет загублена,

Что в печи ему завтра гореть.

И не знают студенты из Таллинна

И литовский седой садовод,

Что сгниют они волею Сталина

Посреди туруханских болот.

Пакт подписан о ненападении -

Можно вина в бокалы разлить.

Вся Европа сегодня поделена -

Завтра Азию будем делить!

А. Городницкий,

«Вальс тридцать девятого года»




Но кроме подписания 19 августа 1939 года в Москве Торгово-кредитного соглашения произошло еще одно событие, которое в СССР всячески отрицалось. 19 августа состоялось заседание Политбюро ЦК КПССС, на котором И. В. Сталин разъяснил членам Политбюро, почему СССР должен идти на сближение с Германией.

«Вопрос мира или войны вступает в критическую для нас фазу. Если мы заключим договор о взаимопомощи с Францией и Великобританией, Германия откажется от Польши и станет искать «модус вивенди» с западными державами. Война будет предотвращена, но в дальнейшем события могут принять опасный характер для СССР. Если мы примем предложение Германии о заключении с ней пакта о ненападении, она, конечно, нападет на Польшу, и вмешательство Франции и Англии в эту войну станет неизбежным. Западная Европа будет подвергнута серьезным волнениям и беспорядкам. В этих условиях у нас будет много шансов остаться в стороне от конфликта, и мы сможем надеяться на наше выгодное вступление в войну.

Опыт двадцати последних лет показывает, что в мирное время невозможно иметь в Европе коммунистическое движение, сильное до такой степени, чтобы большевистская партия смогла бы захватить власть. Диктатура этой партии становится возможной только в результате большой войны. Мы сделаем свой выбор, и он ясен. Мы должны принять немецкое предложение и вежливо отослать обратно англо-французскую миссию. Первым преимуществом, которое мы извлечем, будет уничтожение Польши до самых подступов к Варшаве, включая украинскую Галицию.

Германия предоставляет нам полную свободу действий в прибалтийских странах и не возражает по поводу возвращения Бессарабии СССР. Она готова уступить нам в качестве зоны влияния Румынию, Болгарию и Венгрию. Остается открытым вопрос, связанный с Югославией... В то же время мы должны предвидеть последствия, которые будут вытекать как из поражения, так и из победы Германии. В случае ее поражения неизбежно произойдет советизация Германии и будет создано коммунистическое правительство. Мы не должны забывать, что советизированная Германия окажется перед большой опасностью, если эта советизация явится последствием поражения Германии в скоротечной войне. Англия и Франция будут еще достаточно сильны, чтобы захватить Берлин и уничтожить советскую Германию. А мы не будем в состоянии прийти на помощь нашим большевистским товарищам в Германии.

Таким образом, наша задача заключается в том, чтобы Германия смогла вести войну как можно дольше, с целью, чтобы уставшие и до такой степени изнуренные Англия и Франция были бы не в состоянии разгромить советизированную Германию. Придерживаясь позиции нейтралитета и ожидая своего часа, СССР будет оказывать помощь нынешней Германии, снабжая ее сырьем и продовольственными товарами. Но само собой разумеется, наша помощь не должна превышать определенных размеров для того, чтобы не подрывать нашу экономику и не ослаблять мощь нашей армии.

В то же самое время мы должны вести активную коммунистическую пропаганду, особенно в англо-французском блоке и преимущественно во Франции. Мы должны быть готовы к тому, что в этой стране в военное время партия будет вынуждена отказаться от легальной деятельности и уйти в подполье. Мы знаем, что эта работа потребует многих жертв, но наши французские товарищи не будут сомневаться. Их задачами в первую очередь будут разложение и деморализация армии и полиции. Если эта подготовительная работа будет выполнена в надлежащей форме, безопасность советской Германии будет обеспечена, а это будет способствовать советизации Франции.

Рассмотрим теперь второе предположение, т.е. победу Германии. Некоторые придерживаются мнения, что эта возможность представляет для нас серьезную опасность. Доля правды в этом утверждении есть, но было бы ошибочно думать, что эта опасность будет так близка и так велика, как некоторые ее представляют. Если Германия одержит победу, она выйдет из войны слишком истощенной, чтобы начать вооруженный конфликт с СССР по крайней мере в течение десяти лет.

Ее основной заботой будет наблюдение за побежденными Англией и Францией с целью помешать их восстановлению. С другой стороны, победоносная Германия будет располагать огромными территориями, и в течение многих десятилетий она будет занята их “эксплуатацией” и установлением там германских порядков. Очевидно, что Германия будет очень занята в другом месте, чтобы повернуться против нас. Есть и еще одна вещь, которая послужит укреплению нашей безопасности. В побежденной Франции компартия всегда будет очень сильной. Коммунистическая революция неизбежно произойдет, и мы сможем использовать это обстоятельство для того, чтобы прийти на помощь Франции и сделать ее нашим союзником. Позже все народы, попавшие под “защиту” победоносной Германии, также станут нашими союзниками. У нас будет широкое поле деятельности для развития мировой революции.

Товарищи! В интересах СССР - Родины трудящихся, чтобы война разразилась между рейхом и капиталистическим англо-французским блоком. Нужно сделать все, чтобы эта война длилась как можно дольше в целях изнурения двух сторон. Именно по этой причине мы должны согласиться на заключение пакта, предложенного Германией, и работать над тем, чтобы эта война, объявленная однажды, продлилась максимальное количество времени. Надо будет усилить пропагандистскую работу в воюющих странах для того, чтобы быть готовыми к тому времени, когда война закончится... ”

О том, что Политбюро 19 августа 1939 года работало и притом очень напряженно, поведал в газете «Известия» от 16 января 1933 года генерал-полковник Волкогонов.

В 1994 году в журнале «Новый мир» №12 был опубликован и текст речи Сталина, найденный российским историком Бушуевой Т.С. в Центре хранения историко-документальных коллекций, бывшем особом архиве СССР, стр. 7, оп.1, д.1223.

На этом же заседании Политбюро было принято решение о резком, более чем в два раза, увеличении численности сухопутных вооруженных сил СССР, и в том числе о развертывании Армий в Западных военных округах.

До этого были развернуты 1-я и 2-я армии на Дальнем Востоке, а теперь создавались 3, 11, 10 и 4 армии в Белорусском особом военном округе и 5, 6 и 12 армии в Киевском особом военном округе.

Так что для 5-й Армии, которая осенью 2011 года отмечала в Уссурийске свое «семидесятилетие», очевидно не «политкорректно» вспоминать про два года «бурной» молодости, в течение которых она принимала участие в нападении на Польшу 17 сентября 1939 года, в нападении на Румынию 28 июня 1940 года совместно с 9 и 12-й Армиями, участвовала в подготовке нападения на Германию летом 1941 года.

Поэтому дата приказа о формировании 5-й Армии и в настоящее время остается секретной, так как решение о формировании 5-й армии и решение о начале Большой войны - это одно решение, принятое на заседании Политбюро ЦК КПСС 19 августа 1939 года.

Вечером 19 августа 1939 года в Берлин передается Советский проект о ненападении: «Правительство СССР и Правительство Германии, руководствуясь желанием укрепления дела мира между народами и исходя из основных положений Договора о нейтралитете, заключенного между СССР и Германией в апреле 1926 года, пришло к следующему соглашению.

- Обе Высокие Договаривающиеся Стороны обязуются взаимно воздерживаться от всякого акта насилия и агрессивного действия в отношении друг друга как отдельно, так и совместно с другими державами.

- В случае, если одна из Высоких Договаривающихся Сторон окажется объектом акта насилия или нападения со стороны третьей державы, другая Высокая Договаривающаяся Сторона не будет ни в какой форме поддерживать подобный акт этой державы.

- В случае возникновения споров или конфликтов между Высокими Договаривающимися Сторонами по вопросам того или иного рода обе стороны обязуются разрешать эти споры или конфликты исключительно мирным путем в порядке взаимных консультаций или, если необходимо, путем создания соответствующих арбитражных комиссий.

- Настоящий договор заключается сроком на пять лет, причем, если одна из Высоких Договаривающихся Сторон не денонсирует его за год до истечения срока, срок действия договора будет считаться автоматически продленным на следующие пять лет.

- Настоящий договор подлежит ратификации в возможно короткий срок, после чего договор вступит в силу.

Постскриптум. Настоящий договор вступает в силу только в случае одновременного подписания специального протокола по внешнеполитическим вопросам, представляющим интерес для высоких Договаривающихся Сторон. Протокол является составной частью пакта.

20 августа 1939 года Гитлер отправляет телеграмму Сталину:

«Господину Сталину, Москва.

Я искренне приветствую подписание нового германо-советского торгового соглашения, как первую ступень в перестройке германо-советских отношений.

Заключение пакта о ненападении с Советским Союзом означает для меня определение долгосрочной политики Германии. Поэтому Германия возобновляет политическую линию, которая была выгодна обоим государствам в течение прошлых столетий. В этой ситуации имперское правительство решило действовать в полном соответствии с такими далеко идущими изменениями.

Я принимаю проект пакта о ненападении, который передал мне Ваш министр иностранных дел господин Молотов, и считаю крайне необходимым как можно более скорого выяснения связанных с этим вопросов.

Я убежден, что дополнительный протокол, желаемый Советским правительством, может быть выработан в возможно короткое время, если ответственный государственный деятель Германии сможет лично прибыть в Москву для переговоров. В противном случае имперское правительство не представляет, как дополнительный протокол может быть выработан и согласован в короткое время.

Напряженность между Германией и Польшей стала невыносимой. Поведение Польши по отношению к великим державам таково, что кризис может разразиться в любой день. Перед лицом такой вероятности Германия в любом случае намерена защищать интересы государства всеми имеющимися в ее распоряжении средствами.

По моему мнению, желательно, ввиду намерений обеих стран, не теряя времени, вступить в новую фазу отношений друг с другом. Поэтому, я еще раз предлагаю принять моего министра иностранных дел во вторник, 22 августа, самое позднее в среду, 23 августа.

Имперский министр иностранных дел имеет полные полномочия на составление и подписание как пакта о ненападении, так и протокола. Принимая во внимание международную ситуацию, имперский министр иностранных дел не сможет остаться в Москве более чем на один-два дня. Я буду рад получить Ваш скорый ответ.

Адольф Гитлер».

21 августа 1939 года Сталин ответил Гитлеру:

«Канцлеру Германского государства господину А. Гитлеру:

Я благодарю Вас за письмо. Я надеюсь, что германо-советский пакт о ненападении станет решающим поворотным пунктом в улучшении политических отношений между нашими странами. Народам наших стран нужны мирные отношения друг с другом. Согласие германского правительства на заключение пакта о ненападении создает фундамент для ликвидации политической напряженности и для установления мира и сотрудничества между нашими странами. Советское правительство уполномочило меня информировать Вас, что оно согласно на прибытие в Москву господина Риббентропа 23 августа.

И. Сталин».

22 августа 1939 года на совещании с командующими всеми видами вооруженных сил Германии высказался откровенно:

«С осени 1933 года … я решил идти вместе со Сталиным. Сталин и я – единственные, которые смотрим в будущее. Так, я в ближайшие недели на германо-советской границе подам руку Сталину и вместе с ним приступлю к новому разделу мира…»

23 августа 1939 года Риббентроп прибывает в Москву, где согласовывается и подписывается договор о ненападении и секретный протокол к нему.

Договор о ненападении между Германией и Советским Союзом

23 августа 1939г.

Правительство СССР и Правительство Германии, руководимые желанием укрепления дела мира между СССР и Германией и исходя из основных положений договора о нейтралитете, заключенного между СССР и Германией в апреле 1926 года, пришли к следующему соглашению:

- Обе Договаривающиеся Стороны обязуются воздерживаться от всякого насилия, от всякого агрессивного действия и всякого нападения в отношении друг друга, как отдельно, так и совместно с другими державами.

- В случае если одна из Договаривающихся Сторон окажется объектом военных действий со стороны третьей державы, другая Договаривающаяся Сторона не будет поддерживать ни в какой форме эту державу.

- Правительства обеих Договаривающихся Сторон останутся в будущем в контакте друг с другом для консультации, чтобы информировать друг друга о вопросах, затрагивающих их общие интересы.

- Ни одна из Договаривающихся Сторон не будет участвовать в какой-нибудь группировке держав, которая прямо или косвенно будет направлена против другой стороны.

- В случае возникновения споров или конфликтов между Договаривающимися Сторонами по вопросам того или иного рода, обе стороны будут разрешать все споры или конфликты исключительно мирным путем в порядке дружественного обмена мнениями или в нужных случаях путем создания комиссий по урегулированию конфликта.

- Настоящий договор заключается сроком на десять лет с тем, что, поскольку одна из Договаривающихся Сторон не денонсирует его за год до истечения срока, срок действия договора будет считаться автоматически продленным на следующие пять лет.

- Настоящий договор подлежит ратификации в возможно короткий срок, обмен ратификационными грамотами должен произойти в Берлине. Договор вступает в силу немедленно после его подписания. Составлен в двух оригиналах, на немецком и русском языках, в Москве, 23 августа 1939 года.

По уполномочию Правительства СССР                                                                      За правительство Германии

В. Молотов                                                                                                                         И. Риббентроп






Между проектом договора и подписанным договором есть существенная разница по срокам вступления договора в силу и отсутствием упоминания о секретном дополнительном протоколе.

Однако этот секретный дополнительный протокол был составлен и подписан

«При подписании договора о ненападении между Германией и Союзом Советских Социалистических Республик нижеподписавшиеся уполномоченные обеих сторон обсудили в строго конфиденциальном порядке вопрос о разграничении сфер обоюдных интересов в Восточной Европе. Это обсуждение привело к нижеследующему результату:

В случае территориально-политического переустройства областей, входящих в состав Прибалтийских государств (Финляндия, Эстония, Латвия, Литва), северная граница Литвы одновременно является границей сфер интересов Германии и СССР. При этом интересы Литвы по отношению Виленской области признаются обеими сторонами.

В случае территориально-политического устройства областей, входящих в состав Польского государства, граница сфер интересов Германии и СССР будет приблизительно проходить по линии рек Нарвы, Висмы и Саны.

Вопрос, является ли в обоюдных интересах желательным сохранение независимого Польского государства и каковы будут границы этого государства, может быть окончательно выяснен только в течение дальнейшего политического развития.

Во всяком случае, оба Правительства будут решать этот вопрос в порядке дружественного обоюдного согласия.

Касательно юго-востока Европы, с советской стороны подчеркивается интерес СССР к Бессарабии. С германской стороны заявляется о ее полной политической незаинтересованности в этих областях.

Этот протокол будет сохраняться обеими сторонами в строгом секрете.

Москва, 23 августа 1939 года.


По уполномочию Правительства СССР                                                                      За правительство Германии

В. Молотов                                                                                                                         И. Риббентроп





31 августа внеочередная четвертая сессия Верховного Совета СССР первого созыва приняла решение о ратификации советско-германского договора о ненападении.


Виктор СМАГИН, г. Уссурийск



Поделиться



Новое сообщение
Имя*:
E-mail (будет скрыто):
 
 
Введите код:  
* Поля обязательные к заполнению
Золотые предложения Уссурийска











































Контакты:

8 (4234) 31-52-10, 8-914-713-61-45
zolotouss@yandex.ru
692519, Уссурийск, Тимирязева, 29

Информация для рекламодателей

Электронное периодическое издание "Золото Уссурийска".
Свидетельство о регистрации Эл № ФС77-44673 от 20 апреля 2011 г.Учредитель НУ РИА "Ас Медиа"
Главный редактор Остапюк Владимир Николаевич
Работает на: Amiro CMS